Фольклор

Информация о материале | время создания: 01/03/2017 время последней редакции: 09/08/2017

Жанровая природа музыкального фольклора.

Песенно-хореографическая лексика Ракитянского района

Глубина и высокая этическая направленность русского народного песенного, инструментального и хореографического творчества, красота и благородство его поэтических, музыкальных, танцевальных образов убедительно говорят о богатстве духовной культуры русского народа, о его великой миссии – создавать гениальные творения. Песенно-хореографическая народная лексика проникнута светлым чувством оптимизма и жизнеутверждения. Самоотверженная любовь к родной земле, сила трудового и ратного подвига, твердая вера в победу добра над злом,  искрометный юмор, беззаботная веселость, глубокие размышления о смысле человеческой жизни, тонкая наблюдательность, чувства, чаяния, сокровенные мечты, умения и познания, меткое выделение типичных жизненных явлений, здравость и точность их оценок и вместе с тем глубокая поэтичность, неповторимая музыкальность, динамичность, ритмичность - все это характерно для произведений народного песенного, инструментального и хореографического творчества.

Они сопровождают человека в труде и в праздники, в горе и в радости. Народная песня, инструментальная музыка, танец, дошедшие до нас, волнуют и сегодня своей неповторимостью, заставляют гордиться искусством безымянных творцов, создавших его. Свободные от жестких норм, и канонов, они являют нам пример культуры высокого образца, достойного пристального изучения современных исследователей.

Результаты музыкально-этнографических экспедиций прошлых лет свидетельствуют о богатейшем наследии народного музыкального творчества Ракитянского района. «Полувоины-полуземлепашцы: стрельцы, солдаты, казаки, пушкари южнорусских военных поселений и их матери, жены, сестры создали великолепные, красивейшие песни, радующие слух богатством многоголосного распева, многоцветием ярких ладовых красок, выразительностью мелодий, мудростью словесных текстов».

Народные песни края отличаются глубиной формы и полнотой поэтического содержания, выдержанностью фольклорного стиля, характерными диалектическими особенностями. Специфическая постановка голоса, особые певческие распевы, своеобразный ладово-интонационный колорит, звукоизвлечение, особенности тембра, ритма, мелодики, голосоведение - характерны для старинных песен. И как точно подметил В.М. Щуров, что каждая песня, будто маленький спектакль, пьеса со всеми условностями игрового жанра: завязка, кульминация, развязка. Говоря о стилистических основах песенной культуры Ракитянского района следует отметить «…наличие здесь большого числа песен с узким диапазоном мелодий, простейшей моторной ритмикой, лаконочными композиционными структурами, гетерофонной фактурой…», что в очередной раз подтверждает гипотезу о ее древних корнях. Традиционные напевы местных песен ритмически четкие, подвижные, их мелодический рисунок прост и скуп.

Как справедливо отмечает Н.С. Жиров, основу песенного репертуара составляют сезонные хороводные песни и их особые разновидности: танки, карагоды и хороводы с полотенцами («щиринки»). Таночные песни сопровождались хороводами и множеством фигур. Танки водились в строго определенное время года, чаще весной и летом, и этой календарной приуроченности соответствовали определенные песни. «В конце зимы и ранней весной, во время Великого Поста, в местах (группа сел Ракитянского района) исполнялись так называемые «говеенские» (от слова говеть) песни. Они скромны по тематике, мелодии их сдержаны, неторопливы, строги». Однако для таночных песен характерны задор, веселье, оптимизм с использование замысловатых фигурных движений. Оригинальный танок был зафиксирован в селе Коровино. В движениях исполнителей без труда можно узнать имитирование процесса рассевания зерна с последующим уплотнением земли ногами.   

В последнюю (страстную) неделю поста песни и пляски прекращались. Обычно не пели и в первый день Пасхи, называемый Велик день. Но второй и третий дни праздника отличались обилием хороводов. С этого времени в селах Ракитянского района водили хороводы с рушниками «ширинки» (так называется здесь вышитое полотенце). Такое народное веселье заканчивалось далеко за полночь.

Одним из любимых праздников весенне-летнего периода в селах Ракитянского района была Троица. На Троицкую неделю приходилось едва ли не самое большое количество разнообразных хороводов, праздник заканчивался вождением танков.

В отличие от танков карагоды водились круглый год – лишь в соответствии с сезоном менялись песни. Карагодные песни и пляски позволяли каждому человеку выразить себя в зависимости от его желания, темперамента, умения.

Календарные обрядовые песни, как правило, связаны с обрядами зимнего периода - колядки, щедровки, подблюдные, масленичные. В.Щуровым и И.Карачаровым в селе Меловое зафиксированы святочные подблюдные песни. Вечером несколько девушек собирались в избе. Одна из них должна была идти к колодцу за водой, соблюдая ряд условий: ни с кем не заговорить и ни разу не обернуться. Таким образом принесенная вода считалась пригодной для гадания. Воду наливали в блюдо, клали туда кольца, перстни, накрывали его полотенцем и ведущая запевала

За дежою сижу – патернею вожу,

Свят вечер.

Кому вытянется – тому сбудется,

Тому сбудется не минуется.

Смысл каждой короткой припевки означал предсказание судьбы обладательнице кольца. К разряду редких исследователи относят и масленичные песни, которые зафиксированы только в селах Лаптевка и Меловое нашего района. Напевы этих песен отмечаются характерными броскими интонациями, а также терпкими сочетаниями голосов в узкообъемных лада.

Довольно широко в районе распространены лирические песни. В них преобладают простые структуры, гетерофонная фактура, используется малое количество внутрислоговых распевов, по диапазону они скромны, нешироки.  В основном они исполнялись в определенный период времени года: к Масленице, во время годовых постов, полевых сезонных работ. Как правило, это были песни-исповеди, рассказывающие о нелегкой, часто безрадостной жизни.

На территории Ракитянского района этнографическими экспедициями записаны «малые» песенные жанры: колыбельные, шуточные, игровые, духовные стихи.

Особенно богат пласт песен свадебного обряда, представленных нами в приложении.

Не меньший интерес для исследователей представляет хореографическая лексика ракитянских песен. Особого внимания в хореографическом плане заслуживают «лелёшные» песни, где индивидуальное пластическое самовыражение проявлялось в импровизации «движений» мужчин и женщин.  Мужчины по-своему «озвучивали» музыку. В Нижних Пенах танцующих мужчин называли «хозунами». В формировании мужского хороводного шага, а также других движений ног, большую роль играла ритмическая структура и форма песенной фразы.

Отстукивая ритм песни, «хозуны» нередко в начале фразы делали соскоки на обе ноги вместо удара одной правой. При сравнении ритмов не трудно заметить постоянную изменчивость, вариационность песенного ритма и относительную устойчивость ритма ног на протяжении всей песни или нескольких фраз. Несмотря на общую для всех манеру и стиль движения, можно наблюдать индивидуальность каждого участника. Она зачастую связана с возрастом человека, его характером и природной одаренностью. Наиболее характерные для Нижних Пен движения ног мужчин:

- Движение тройным притопом применялось в движении по кругу. Оно очень похоже на переменный шаг с той лишь разницей, что исполнитель ударял всей ступней каждый шаг. После третьего удара одна нога поднималась слегка вверх.

- Прыжки на обе ноги в соединении с тройным притопом -  «скащками».

Движения рук мужчин отличались большой свободой. Они словно крылья расправлены в стороны. Кисти рук у некоторых «хозунов» делали мелкие частые вибрации, имитируя полет бабочки. Пальцы во время вибрации тоже двигались. Иногда исполнитель поднимал обе руки, иногда одна была расположена на уровне головы, а другая за корпусом.

Распространенным движением, демонстрирующим удаль исполнителя, был «ход крылом». Руки танцора расставлены в стороны, словно крылья орла. Подходя к одной девушке или паре девушек, он делал широкий шаг левой ногой в сторону, приседая. Проходя на полусогнутых ногах с расправленными руками мимо девушек, он описывал круг. В конце движения снова поворачивался лицом к девушкам, становясь в исходное положение. Движение могло повторяться, но теперь уже с правой ноги в правую сторону. Движение начиналось одновременно с началом песенной строки и заканчивалось с ее окончанием.

Во время движения «хозуны» старались оказывать максимальное внимание девушкам, подзадоривая выкриками «Хоп! Хоп! Хоп!» или «А ну ще!». Иногда «хозун» подхватывал в высоком регистре конец песенной фразы с теми или, иными словами. Иногда просто тянул голосом тон песни не более такта, как делал это уроженец села Нижние Пены Чистяков Егор Иванович (1923 г.р.). Имена лучших «хозунов» этого села жители помнят по сей день. Это - Кабазев Афанасий Иванович (1910 г.р.), Харин Григорий Иванович (1914 г.р.).

Танцевальные движения женщин отличались от мужских своей легкостью и грациозностью: руки подняты выше головы и разведены слегка в стороны, пальцы выпрямлены и быстро шевелятся. Иногда одна рука опускалась вниз и в согнутом состоянии ложилась на корпус, иногда ставилась на пояс. Основное движение ног – переступание с ноги на ногу (приставной шаг) и шаг с прибивом - «тряног».

Об этом движении стоит сказать отдельно. На счет «раз» делается шаг левой ногой не более, чем на половину ступни. Одновременно с шагом нога слегка сгибается в колене, корпус при этом слегка опускается. На счет «и» правая нога пяткой касается земли рядом с левой пяткой. На счет «два» правая нога всей ступней делает притоп, и корпус при этом выпрямляется. На счет «и» - пауза.

«Тряног» применялся для обыгрывания разножанровых песен. Он являлся основным движением ног при вождении «танков» и «ширинок». По воспоминаниям Жеронкиной О.Г. (1933 г.р.), «танки водили опосля Пасхи на Красную горку». Танки заводил «хозун». Они водились, как правило, под песню.

Еще одной хореографической формой, бытующей в районе, являются хороводы с рушниками - «ширинками». Так, например, в селе Нижние Пены участники располагались по обе стороны улицы, ближе к домам, где были протоптаны дорожки. Становились в две линии. Во всю ширину улицы перекидывали длинный рушник. Концы рушника брали в руки участники, стоящие в конце и впереди. Рушники поднимались над головой. После того, как «поиграют» песню на месте, начиналось движение вперед со стоящих в конце. Все брались за руки. Стоящие в конце, держа рушник над головой, двигались вперед с внутренней стороны карагода, ведя за собой всех участников. Когда вслед за ними все проходили под первый рушник, то задний рушник оказывался первым. Так, «ширинка» продвигалась вперед в центр села. Народные исполнители называют этот композиционный прием хоровода – «выворачивание рукава». Ширинку с рушниками вела одна улица, другая улица шла «по парам» с песнями, третья - пела частушки под гармошку. Таким образом, все жители Нижних Пен стекались на середину села, где собиралась «широкая улица» и продолжалось гулянье.

По сей день бытуют в Ракитянском районе карагодные формы плясок: «Тараторка», «Тимоня», «Акулинка», которые построены по принципу кругового движения мужчин и женщин, причем последние идут парами.

Известный белгородский фольклорист И.И. Веретенников в своей книге «Белгородские карагоды» дает описание «танка парами», записанное в 1974 году со слов жительницы села Вышние Пены Шаталовой М.П. (1905 г.р.).

«Этот танок тожа на гавеяны разучалси. Земля нямнога падсохня и девки выходють. По двое становимся. Вот так во». Мария Петровна на парней говорит: «А вы, к примеру, хозунами будитя». После этого она ставит еще две пары напротив стоящих на расстоянии двух-трех метров. Потом продолжает: «Хазуны паскачуть с парами у центря, а патом вядуть их на самай зад». Мы спросили: «А что же делали остальные пары в это время?» - «А энти на местя скакали, - ответила она и продолжала: - Он то, хазун, нямнога атвиде пару у сторону и тады к другой идя, с тою начиная скакать. А другой хазун с другого бока скача. Энтот сабе, а энтот сабе виде. Бувая, сначала на местя покружатца, паскачуть, а патом вядуть». – «А ведут как, за руку? Или еще как-либо?» - «Да, бувая, и за руки бере, и за плечи, и на спину руку положа». – «Ну, а если хазунов было больше двух?» - «Да  и так бувала. Да девак - то ана усягда больша. Усем хватало. Возьме вот тахта за руку, павернитца лицом и ну калатить нагами, да как скакне уверх. А другой хазун руки будта крылом паставя – и пиряд девками. Аж дух разбирая. А то грудь калясом поставя и усе наравить затронуть…». Народная хореографическая традиция края необычайно многообразна. Она – сплав особой «выходки» народных исполнителей, их творческой и бытовой правды жизни, внутреннего лада и гармонии.

Народные инструменты и традиционные формы исполнительства

Народная инструментальная музыка является важной составной частью и достоянием национальной музыкальной культуры, результатом многовекового развития человеческого общества, вершиной его духовной и материальной культуры. Инструментальный фольклор Ракитянского района - не исключение.

Наиболее богато народными инструментами село Нижние Пены, где широко были распространены как струнные, так и духовые, ударные. К ним относятся инструменты, изготовленные непосредственно для музицирования (балалайка, гармошка, дудочка, трещетки, кугиклы, скрыпки), так и предметы быта (коса, рубель, ложки, ведро).

«Русской певицей» называют в России любимый и распространенный инструмент – балалайку. На ней преимущественно играли в селе. Балалайки были с треугольным корпусом. Музыкальный строй, в основном, ре-мажор- ре - минор. Под сопровождение балалайки пелись частушки, страдания. По свидетельству старожилов, были и талантливые исполнители, которые играли сложные протяжные лирические песни. В Белгородском регионе балалайка появилась примерно в XVIII веке.

 

 

Наряду со струнными, в деревне играли и на духовых инструментах, к которым относятся дудки. Их делали из камыша или дерева.

Вплоть до конца XX века в селе Нижние Пены бытовала традиция исполнительства на дудках, и существовал мужской ансамбль Нижнепенских дударей. Знаменитое трио - Польской Иван Петрович, Сафонов Игнат Тимофеевич, Бабынин Илларион Иванович - прославило не только песенную Белгородскую область, но и свою малую родину, мало кому тогда известное село Нижние Пены. «Победителями музыки» назвала дударей знаменитая ведущая телепередачи «От всей души» В.М. Леонтьева.

Ещё в конце 50-х - 60-х годов XX столетия исполнение песен и танцев под кленовые дудки в селе Нижние Пены было очень популярно. Для изготовления дудки (сапёлки) был пригоден только клен. Именно он, со слов носителей традиции, «умел петь». Особенность этих инструментов такова, что при игре, избегая пересыхания, дудку обязательно периодически опускали в воду.

Ни одна деревенская свадьба тогда не обходилась без местных «дударей». Под их музыку пели и плясали на всех праздниках. Прежде всего, благодаря их искусству, село Нижние Пены и стало известно учёным-фольклористам из Москвы, Ленинграда, Саратова, Белгорода и др.

Бабынин Илларион Иванович (1912 г.р.) - лидер ансамбля дударей села Нижние Пены Ракитянского района Белгородской области. До войны работал на колхозной пилораме. В 1941 году его мобилизовали на войну. В ходе одного сражения он попал в плен, где был по февраль 1945 года. С 1 марта 1945 года воевал в 597 полку. Участвовал в боях за Белоруссию, в форсировании реки Одер, освобождал Варшаву. В конце войны под Берлином был ранен.

Награжден медалью «За отвагу», орденом «Отечественной войны II степени». После войны, вплоть до 1965 года, продолжал трудиться в местном колхозе.

Илларион Иванович овладел также игрой на косе, выбивая кленовой палочкой из косы нужные звуки, он одновременно мог исполнять русскую присядку через всю сцену, чем вызывал восторг у публики.

Польской Иван Петрович (1915 г.р.)  родился в селе Нижние Пены. Работал в колхозе. В годы Великой Отечественной войны был зенитчиком и защищал Ленинград. Во время одной из бомбежек его засыпало столбом земли, но напарник успел его откопать, чем спас ему жизнь. Домой Иван Петрович вернулся зимой 1946 года, имея многочисленные награды. После возвращения с фронта работал водовозом в колхозе.

Сафонов Игнат Тимофеевич (1913 г.р.) всю трудовую жизнь был пастухом. Со слов его сына, Ивана Игнатьевича, и по свидетельству знаменитого учёного-краеведа, жителя села Нижние Пены А.Ф. Гайдара, «...дудари вели скромный крестьянский образ жизни..., не курили и не увлекались хмельным..., не переносили вокзальной и вагонной суеты, робели в городе, как деревенские дети, поэтому их приходилось постоянно сопровождать. При этом их везде любили и баловали подарками». Режиссер телепередачи «От всей души», снимавший дударей в г. Белгороде в 1981 году, увидев Игната Тимофеевича, высокого, с длинной бородой, в лаптях и рубахе с кушаком, с пастушьим рожком, восторженно воскликнул: «Какой типаж русского крестьянина! Да это же настоящее фольклорное чудо»!

Нижнепенские дудари были впервые замечены на областном смотре художественной самодеятельности Анной Васильевной Рудневой - знаменитым учёным, фольклористом, собирательницей фольклора Курской губернии в 70-х годах XX века. Благодаря съёмкам в телепередаче «От всей души» они стали известны и за пределами Белгородской области.

Воронежское книжное издательство выпустило специальный буклет «Нижнепенские дудари» с фотографиями и описанием их искусства.

В 1967 году Руднева А.В. организовала на заключительном концерте в Москве встречу дударей со знаменитым композитором Г.В. Свиридовым, который записал их игру на магнитофон. В его произведении «Зимняя дорога» к повести Пушкина «Метель» слышны звуки, напоминающие звук пастушьего рожка, дудки, косы, жалейки и кугикла- традиционных инструментов, характерных для села Нижние Пены.

В краеведческой коллекции Нижнепенской школы хранятся редкие фотографии, запечатлевшие это событие. На сцену поднялись сразу три знаменитости: В. М. Леонтьева, А. В. Руднева, Г.В. Свиридов и трио наших дударей.

В школьном музее села хранятся не только бытовые музыкальные инструменты артистов, но и целая стопка грамот и дипломов разных степеней, полученных ими на различных фестивалях и конкурсах. Не случайно, знаменитая ведущая телепередачи «От всей души» В.М. Леонтьева назвала дударей «Победителями музыки».

У каждого из музыкантов было несколько дудок, а неизменным спутником Иллариона Петровича была коса.

Долгое время дудка и коса были единственными в своем роде музыкальными инструментами - спутниками всех торжеств. По словам жительницы села Шабалиной Лидии Дмитриевны (1935 г.р.) «... без наших дударей не обходился ни один праздник. Даже вечером, приходя с работы уставшими, они собирались на лавочке и играли, а люди выходили на улицы и слушали...». В середине 60- х годов, когда в селе появилась гармошка, интерес к игре местных дударей у молодежи стал пропадать. По словам Бабынина Иллариона Петровича «Молодежи стыдно стало кудай-то идти. А мы, старые, собираемся у хате, никто нас не видя, и скачем».

Нижнепенские дудари проявили удивительную преданность игре на своих самобытных инструментах. Будучи в преклонном возрасте, они продолжали радовать своим искусством многочисленных зрителей и односельчан. В настоящее время в живых из них никого не осталось, но записи их выступлений по телевидению и радио, дипломы и грамоты, полученные на Всероссийских конкурсах, интерес к ним исследователей - фольклористов свидетельствуют о высоком признании творчества нижнепенских дударей: артистов, воинов и великих тружеников.  Польской Иван Петрович, Бабынин Илларион Иванович, Сафонов Игнат Тимофеевич смогли с достоинством защитить честь своей песенной стороны.

К духовым инструментам относились кугиклы, именуемые жителями Нижних Пен - «скрыпками». Скрыпки – это многоствольная флейта, известная музыкальной науке как флейта Пана. В целом, кугиклы представляли собой три или пять трубочек различной длины, которые складывались горизонтально и по росту. Диаметр всех трубочек одинаковый, в основном в палец. Трубочки изготовлялись из камыша. Мякоть изнутри удалялась гусиным пером, при этом нельзя поранить донышко трубки. Все пять трубочек открыты с одного конца. Каждая из пяти дудочек имеет своё название. Если рассматривать их по убыванию длины, то самая длинная называлась «гудень», вторая – «подгудка», третья – «третяка» и самая маленькая – «мизютка». В ансамблевой игре исполнительницы (чаще всего их три) делились на «фификальниц» (женщины, которые играют на кугиклах и помогают голосом) и «придувальниц», которые как бы аккомпанируют.

В селе Нижние Пены особой популярностью пользовались ложки, трещетки, коса, рубель и другие предметы быта в качестве ударных инструментов. По словам Жеронкиной О.Г. (1933 г.р.), «в ход шло усе». Коса без деревянной ручки использовалась как ударный инструмент. Косу брали за «пятку» левой рукой, а правой стучали по ней небольшой палкой. Левой рукой регулировали тембр звука (относительно). В косу били мужчины.

Рубель – старинный бытовой прибор, которым гладили белье. Его также использовали как ударный инструмент, проводя деревянной палкой по ребру рубеля.

Трещетки также являлись ударным инструментом. Они состояли из набора одинаковых дощечек (всего 14 штук), которые были нанизаны на 2 ремешка или ленту (веревку). Между пластинками вставлялись узкие деревянные прокладки. На трещетках играли обычно женщины.

Ложки – предметы быта. Их делали из дерева. Помимо своего прямого назначения, они являлись также ударными инструментами. Существует два приема игры на ложках: на двух и трех. Старожилы помнят эти приемы и с удовольствием делятся ими с молодым поколением.

Ведро («вядерко»). Помимо своего прямого назначения – ношения и хранения воды, на гуляниях оно выполняло функцию ударного инструмента – барабана.

В селе Солдатское наибольшей популярностью пользовались рожки, дудки, балалайки.

Рожок и дудка относятся к группе духовых народных инструментов. Рожок состоял из трех разных частей: коровий рог, дудка, пищик. Соединенные между собой части образуют готовый инструмент. Выбирался коровий рог крупного размера. Предварительно его распаривали. Внутреннюю часть рога выскребали до тех пор, пока его стенки не становились тонкими. Острый конец рога отпиливали и в этом месте делали отверстие для дудки. Широкий край рога (раструб) украшали раскаленной проволокой - выжигали узорную кайму.

Дудку для рожка делали из калины. Заготовку для неё с внутренней стороны прокаливали горячим железным прутом, освобождая от сердцевины. Длина дудки составляла 150 мм, диаметр – 15 мм. В дудку вставляли пищик, изготовленный либо из камыша, либо из гусиного пера. Длина пищика составляла 60-70 мм. На самом пищике вырезался язычок длиной 20 мм, шириной 4-5 мм. и пять игровых отверстий. Затем дудку плотно вставляли в рог, от этого зависело качество извлекаемого звука.

Бытовали в селе и дудки. Дудка от рожка отличалась тем, что состояла из одной неделимой части. Это наиболее легкий инструмент для изготовления. Дудки делали из камыша. На одном из концов делали косой срез. Далее, отступив 10 мм от края, вырезали полукруглое отверстие для воздуха и пять игровых отверстий. Дудки были «одноголоски» и «двухголоски». В ансамбле дударей «одноголоски» вели основную мелодию, «двухголоски» - партию второго голоса. «Двухголоски» были длиннее «одноголоски» и имели большой диаметр инструмента, низкое звучание.

Наиболее распространенным музыкальным инструментом в селе Солдатское была балалайка. Без нее не обходился ни один праздник, ни одно гуляние. Играли почти в каждом дворе. Самородком игры на балалайке, по праву, являлся житель села Федор Сергеевич Соловьев (1936 г.р.).

Традиционным репертуаром балалаечной игры считаются разновидности частушечных наигрышей – «страдания», «Семеновна», «Матаня», «подружка»; плясовых наигрышей – «цыганочка», «барыня», «гопачок», «краковяк». В каждом селе Ракитянского района бытовал свой вариант вышеуказанных наигрышей. Все зависело от местных традиций, исполнительских и импровизационных возможностей музыканта-балалаечника.

Балалайки были промышленного производства: трех- и шестиструнные. Балалайка была солирующим инструментом и широко использовались в ансамбле с дудками и рожками. Существовали смешанные струнные ансамбли, куда входила балалайка, мандолина, семиструнная гитара. Мандолина и семиструнная гитара как самостоятельные инструменты в бытовой музыкальной традиции не использовались. Наибольшую популярность они получили как ансамблевые инструменты. В таком ансамбле мандолина несла мелодическую линию, гитара – басовую основу, уплотняя гармонию в целом. В настоящее время на этих инструментах практически уже не играют.

Гармонь – самый поздний народный инструмент, который появился в селе Солдатское. Первые гармони были с немецким или венским строем, позже - с русским. Сейчас в основном бытуют современные хроматические тульские гармони. Наигрыши на гармони были записаны от Федора Сергеевича Соловьева (1936 г.р.).

В качестве аккомпанирующих инструментов использовались гребенки, на которых играли женщины.

Описанные нами выше народные инструменты - убедительное свидетельство того, что в недавнем прошлом в селах Ракитянского района бытовали народные инструменты трех основных видов: духовые, струнные и ударные. В их числе различные дудки, ложки, трещетки, коса, рубель и другие предметы быта. Появление разнохарактерных музыкальных инструментов объясняется тесной связью творческого гения русского человека с различными сторонами общественного быта. Безусловно, инструментальная музыка фольклорной традиции требует более предметного изучения и освоения.

Декоративно – прикладное искусство

Ремесла

Народные промыслы и ремесла, как известно, это живая традиция, связывающая поколения. Первая половина XVIII в. – период образования Белгородской губернии и зарождения почти всех кустарных промыслов и ремесел, распространившихся в дальнейшем по всей территории края. Поменяв статус – став из приграничного района, глубоким тылом – Белгородский край получил возможность развивать кустарное производство.

Крестьянские ремесла и промыслы на территории Белгородской области и нашего края получили широкое распространение в XVIII веке и достигли своего пика в конце XIX – начале XX веков. Основными их видами были деревообработка (столярное, бондарное, колесно-экипажное производство), гончарно-керамический (бытовая керамика, игрушка, производство кирпича), слесарно-кузнечный, кожевенно-скорняжный (сапожный, шорный, выделка овчин), вышивальный, кружевовязальный, сундучный промыслы, лозоплетение, производство валенок, ткачество (в т.ч. ковроткачество).

Наиболее крупными ремесленными центрами на Белгородчине, где в основном были отмечены указанные выше промыслы, являлись Старооскольский, Грайворонский, Белгородский уезды. Так, в 1837 году, в слободе Ракитной Б.Н. Юсупов имел суконную фабрику, в 1860 году был построен кирпичный завод, в 1892 году работали механические мастерские (сейчас – арматурный завод), 8 кустарных предприятий по выделке кож, 2 – по выделке овчин, более 10 кузниц. По заказу и для рынка работали колесники, бондари, столяры, плотники. Были распространены шубный, сапожный, шапочный и другие промыслы. Много вырабатывалось изделий гончарного и кирпичного производства. Прядение, ткачество, сапожное ремесло были развиты повсеместно.

О масштабах развития художественных промыслов и ремесел на Белгородчине можно судить, анализируя данные товарооборота местных ярмарок. Например, в Старом Осколе он составлял более 150 тысяч рублей в год, в Ракитном достигал 120 тысяч рублей, в Короче – 100 тысяч рублей.

Рушники, скатерти, наблюдники

Искусство ткачества в Ракитянском районе

Анализ искусства ткачества в Ракитянском районе осуществлен нами на основе экспедиционных и научно-исследовательских материалов Белгородского государственного музея народной культуры, выполненных в период  с 2001 по 2006 гг. Л.В. Якубенко на территории региона.

В конце XIX – начале XX вв. тканые предметы были для человека его одеждой и красой дома. Поэтому ткацкий стан был обязательным, необходимым атрибутом, элементом труда и быта крестьянской семьи южнорусской деревни. Ткачество как домашнее ремесло, вызванное к жизни чисто утилитарной необходимостью, становилось частью крестьянской жизни.

Традиционно в обиходе жителей юга России текстиль применялся как для изготовления одежды, так и в декорировании интерьера, где с его помощью выделялись важные зоны жилища.

Материалы экспедиций Белгородского государственного музея народной культуры (БГМНК) в Ракитянский район Белгородской области свидетельствуют о том, что текстиль в традиции – важная составляющая культурного окружения. Это видно даже несмотря на то, что быт и условия жизнедеятельности обследованных сёл района Вышние Пены, Нижние Пены, Солдатское, Меловое, хутор Донцов, начиная с 60- 70-х гг. XX в., были ориентированы на город.

Свидетельства информантов и предметы материальной культуры, собранные в результате экспедиций, подтверждают факт того, что издавна в Ракитянском районе для получения холста сеяли лён и коноплю. К концу XIX – началу XX в. конопля становится более распространённой по всей территории Белгородчины, в том числе и в сёлах данного региона. Однако, для изготовления праздничного костюма и праздничных предметов интерьера в данной местности всё чаще крестьянки использовали покупные хлопчатобумажные нити фабричного производства. Их заправляли в ткацкий стан и ткали дома хлопчатобумажное полотно, которое, выйдя с «навоя» ткацкого стана, не нуждалось в дополнительной обработке. Полотно из хлопчатобумажных нитей было белым изначально, следовательно, его не нужно было отбеливать. В ткачестве более позднего времени использовались нитки мулине, которые применялись для орнаментирования изделий домашнего производства.

Анализ тканевого фонда, собранного в Ракитянском районе, позволяет сделать вывод о том, что в конце XIX – начале XX вв. в сёлах этого региона на домашних ткацких станах вырабатывали:

  • льняное полотно,
  • конопляный холст разной толщины,
  • полотно из фабричных х/б нитей,
  • полотна, где нить основы была конопляной (замашной), а уточная нить - льняной или хлопчатобумажной,
  • полульняное полотно (нить основы - х/б или конопляная, а уточная - льняная),
  • ткани из овечьей шерсти («волны») для изготовления сарафанов,
  • сукно для изготовления верхней одежды (зипун, халат),
  • изделия из утолщённых шерстяных нитей (ковры, постилки, ложники),
  • полотно из толстых конопляных нитей, сотканное саржевым переплетением, с диагональным выпуклым рубчиком (лантухи, веретья),
  • пояса из шерстяных нитей фабричного производства,
  • сукно для изготовления онучей.

Повсеместно в сёлах, ныне входящих в Ракитянский район, женщины владели различными видами ткачества на домашнем ткацком стане. Наиболее простой – полотняное переплетение, которым выполнялся гладкий одноцветный холст, ткани в полоску, клетку. Этот вид ткачества служил основой для более сложных рукоделий – набойки, узорного ткачества, вышивки. Таким способом ткались рушники, утирки, детские пелёнки, набожники, пояса, холсты для рубах, ткани для сарафанов.

Более сложный вид ткачества – саржевое переплетение, образующее на полотне как бы диагональный рубчик со сложным пересечением нитей.

Ещё более сложный вид ткачества – многоремизное, при котором используется три и более ремизок и более двух подножек. При многоремизном ткачестве, как и при ткачестве простого полотна используется только одна уточная нить. Ткани, выполненные способом многоремизного ткачества, очень красивы, с большим разнообразием выпуклых узоров, выполненных как бы «белым по белому». Многоремизное ткачество использовалось в данном регионе при изготовлении скатертей, настольников, застилок на кровати, узорных тканей для женских праздничных рубах, передников, детских пелёнок.

Техника двухуточного браного ткачества предоставляет широкие возможности при создании узорных тканей. При таком способе по всей ширине белого или сурового полотна располагаются выполненные, как правило, красными нитями мотивы узоров в виде ромбов и их вариантов, крестов, звёзд, человеческих фигурок и пр.

При браном ткачестве узоры с лица ткани и с изнанки отличаются как негатив и позитив, т.к. красная уточная нить идёт (поверх нескольких нитей основы) по всей ширине полотна то с лицевой стороны, то с изнаночной стороны. В технике браного ткачества в сёлах Ракитянского района выполнялся декор рушников, утирок, скатертей, настольников, набожников, праздничных детских пелёнок, женских рубах, праздничных передников.

Не менее эффектно выглядят изделия, выполненные в технике закладного ткачества, которое было распространено гораздо меньше браного. Такой способ изготовления ткани предполагает расположение узора не по всей ширине полотна, а отдельными участками. При этом каждый отдельный мотив орнамента выполняется своей уточной нитью. В закладном ткачестве узоры всегда двусторонние. В технике закладного ткачества здесь повсеместно изготавливались шерстяные ковры и постилки.

Выборное ткачество схоже с техникой закладного ткачества, т. к. здесь тоже каждый отдельный элемент орнамента выполняется своей уточной нитью. Однако, в отличие от закладного с двусторонними узорами, в выборном ткачестве узор всегда односторонний. Изделия, выполненные в технике выборного ткачества, были зафиксированы в селе Нижние Пены. Были найдены несколько рушников с крупным многоцветным геометрическим орнаментом.

В обследованных сёлах оформление интерьера жилища оставалось традиционным достаточно долго (либо комплексно, либо сохранялись его составные элементы). Наиболее красочные изделия домашнего ткачества – это полотенца, скатерти и наблюдники.

С давних времён полотенце играло большую роль в обрядовой жизни русской деревни. Оно было важным атрибутом свадебного, родинного, погребально-поминального ритуалов. В основе обрядовых действий лежали древние мифологические представления славян, в которых полотенце выступало в качестве оберега, знака принадлежности к определённому семейно-родовому коллективу, осмыслялось как предмет, воплотивший души предков, внимательно наблюдавших за жизнью живых. Такая символика полотенца исключала использование его для вытирания рук, лица. Для этой цели пользовались утирками, утиральниками и т. п.

В сёлах Ракитянского района были зафиксированы два вида полотенец: «рушники» и «утирки». Рушники – это праздничные полотенца, их назначение было только символически-декоративным, а утирки использовались чисто утилитарно – это именно полотенца в современном понимании этого слова.

До середины 60-х гг. XX в. в сёлах Ракитянского района повсеместно изготавливались полотенца, концы которых (на расстоянии до 50-80 см от края) украшались узорами в технике браного ткачества. Такие полотенца с обильными браными узорами здесь назывались «рушниками».

Узоры на рушниках выполнялись красными, темно-красными, бордовыми нитями по белому (основному) фону. Они состоят из горизонтальных полос (размещённых одна под другой) разной ширины с геометрическими орнаментами, состоящими из разных фигур: ромбов, треугольников, восьмиконечных звёзд, крестов, зигзагообразных мотивов. Между полосами различных орнаментов очень часто ткались по одной или больше (до четырёх) узких красных полосок, также в технике браного ткачества – «зубочки», либо гладким полотняным переплетением. Иногда такие полоски ритмично размещены по всему полотнищу рушника, в середине, обычно свободной от любого рисунка. В этом регионе часто встречаются рушники, браные узоры которых включают в себя 1-2 полосы с орнаментом «солдатики». Такие узоры стали популярными в 30-е-50-е гг. XX века. Термином «солдатики» здесь называют орнамент в виде ряда мужских фигур, в оформлении которых легко «читается» военная форма Красной Армии: пилотка, ремень, сапоги, брюки-галифе. Примечательно, что пилотка, ремень и сапоги обязательно выделены другим цветом, чаще всего это чёрный, реже – зелёный. В некоторых семьях хутора Донцов (с. Меловое) зафиксированы рушники с орнаментами, включающими изображение храма и фигуры в форме канделябров. В том же селе обнаружены несколько рушников, в орнаменты которых включены изображения птиц.

Рушниками с обильными и яркими браными узорами в сёлах данного региона украшались крестьянские дома в праздники. Их использовали в свадебном и других обрядах, готовили в приданое подрастающей дочери. В первой половине XX в. праздничные рушники здесь чаще ткались из покупных хлопчатобумажных нитей, такие рушники носят название «нитковые». В начале 60-х гг. XX в. (последние годы домашнего ткачества) для изготовления «нитковых» рушников использовались хлопчатобумажные нити «ирис» белого цвета. Такие рушники при должном хранении выглядят очень ярко, празднично, их узоры выполнены из крупных элементов. Материалы, накопленные в процессе исследований, позволяют сделать вывод о том, что браные узоры на рушниках, сотканных в 50-60-е гг. XX в., более крупные, чем на рушниках, изготовленных в конце XIX – начале XX вв.

Кружево – это обязательный компонент многих текстильных изделий, бытовавших в деревне. Именно кружевом чаще всего декорировались праздничные предметы интерьера, в том числе и рушники. К концам праздничных рушников обязательно пришивалась полоса кружева. Наиболее часто встречается крючковое кружево-край (с зубцами разной величины и формы) из белых х/б нитей, встречается также х/б кружево фабричного производства (вариант тюля) и, очень редко, коклюшечное кружево. Однако, концы рушников могли декорироваться и другими материалами, например, иногда обнаруживаются рушники с каймой из широкой полосы кумача.

Среди общего количества полотенец достаточно часто зафиксированы «утирки» - полотенца, предназначенные для использования в повседневном быту по своему прямому предназначению – ими вытирались после мытья рук, умывания. Утирки ткали в основном из конопляных нитей, зачастую делали более узкими, чем рушники, декорировали очень скромно: одна – две (редко больше) красные полоски браного ткачества либо просто «вперетыку». Красные полоски, выполненные в технике браного ткачества, могли быть простыми, ровными, как бы состоящими из ряда плотно прилегающих кубиков, расстояние между которыми - одна нить основы. Но чаще встречаются полоски, называемые «зубочки» (полоска состоит из двух тесно прилегающих друг к другу рядов кубиков, которые размещены строго один над другим), либо «гребешочки» (кубики в двух, тесно прилегающих друг к другу рядах, размещены в шахматном порядке). Утирки с такими полосками так и называются «утирка зубочками», «утирка гребешочками». Концы утирок могли украшаться кружевом, но в этом случае полоска крючкового кружева значительно уже и скромнее по рисунку, чем на рушниках.

Поскольку утирки использовались в повседневной жизни с чисто утилитарной целью, они сохранились в меньшем количестве. Чаще всего в регионе встречаются утирки совсем новые. Их когда-то наткали впрок, приготовив в приданое, но поскольку в русскую деревню советского периода истории пришли дешёвая фабричная ткань и изделия из неё, в том числе и полотенца, домотканые изделия остались не востребованными.

В старину во многих русских сёлах скатерть символизировала единение мужа и жены в семье. Именно поэтому декор скатертей зачастую схож с декором рушников: скатерть как бы сшита из двух рушников – одно полотенце мужнино, другое – жены, а прошва их вместе в семью соединяет. Считалось, что, когда скатертью застилают стол, она объединяет всю семью.

В ходе исследований установлено, что в сёлах Ракитянского района для стола использовали три вида скатертей (они отличались по назначению, качеству полотна, виду декора), каждый из которых имел соответствующее название. Самые праздничные повсеместно называли скатертями. Они были яркими, нарядными, так как при их изготовлении использовалась техника браного ткачества – полосы крупных геометрических орнаментов выполнялись яркими бордовыми либо красными нитями по белому фону. Браные узоры на скатертях идентичны узорам праздничных рушников, зафиксированных в данной местности.

Скатерть изготавливали из двух одинаковых по длине, ширине и декору полос ткани. Полотнища ткали из х/б нитей (в 60-е гг. XX в. также, как и рушники из «ириса») в технике многоремизного ткачества с самыми разными рисунками: ромбами, квадратиками, крупными ромбовидными фигурами, продольными узорными полосами. На концах полотнища обильно украшались красно-белыми браными узорами: на расстоянии до 80 см. от края рядами, один над другим, размещались полосы геометрических орнаментов, включавших кресты, восьмиконечные звёзды, ромбы различной конфигурации, стилизованные цветы, различные шахматки, зигзаги и пр.

Два полотнища соединялись прошвой, концы скатерти (по узким сторонам) оформлялись каймой. В качестве прошвы и каймы очень часто здесь использовались яркие «тканки» - текстильные изделия, которые ввиду своей яркости и уникальности заслуживают отдельного анализа.

Термин «тканка», как и вид тканого изделия, который он обозначает, был зафиксирован лишь в данном регионе. Тканка – это узорная полоса ткани шириной от 5 до 10 см., сотканная из красных, белых, черных нитей в технике браного и ажурного ткачества в сочетании с полотняным переплетением. Узоры тканки представляют собой ритмичное чередование сложносотканных красно-бело-чёрных мелкоузорных полос с «гладкими» полосками разной ширины красного и белого цвета. Тканки выполнялись узкими длинными полосами, заготавливались отдельно и использовались для декорирования скатертей, настольников, праздничных женских рубах, детских пелёнок, из­редка, в некоторых сёлах – рушников. Рубахи, скатерти и рушники, декорированные тканками, выглядят очень нарядно, красочно, ярко. Примечательно, что мастерицы юга России при изготовлении тканок, предназначенных не для прошвы, а для каймы по низу изделия, использовали технику выполнения бахромы из нитей утка. Тканки с такой бахромой смотрятся необычно, поскольку чаще всего и проще всего было выполнение бахромы из нитей основы путём «обдёргивания» уточной нити.

Так же часто, как и тканки, в качестве прошвы и каймы использовались широкие полосы крючкового кружева из белых х/б нитей. В небольшом количестве зафиксированы прошва и кайма, выполненные из полос коклюшечного кружева. Как вариант, также встречены кайма (либо прошва) в виде х/б кружева фабричного производства (типа тюля).

Говоря о декорировании и технике ткачества скатертей, необходимо отдельно остановиться на рисунках, используемых при многоремизном ткачестве. При изготовлении скатертей чаще всего ткались узоры из разновидностей ромбов и вариантов прямоугольников и квадратиков разной величины. Примечательно, что в названиях узоров многоремизного ткачества здесь чаще используются термины, отражающие не образы, а технику ткачества. Такие названия, как «оконушки», «сухарики», «гнёздушки», «у кружки», «в сосенку», «гусиная плоть» были зафиксированы лишь в сёлах Меловое и Нижние Пены Ракитянского района. В большей же части обследованных сёл подобные рисунки многоремизного ткачества чаще называют так: «узор в 5 нитов», «узор в 3 нита», узор «на 4 досточки», узор «на 2 досточки». Сейчас уже трудно установить, применялись ли «технические» названия изначально или «образные» названия были утеряны со временем.

По менее значимым праздникам и в воскресные дни столы застилали настольниками. Их выполняли так же, как и скатерти из полотнищ многоремизного ткачества. Но в этом случае декор был более скромным: тканки для прошвы настольников использовались более узкие, с более простым орнаментом полосок; узоры на концах полотнищ скромные. Это могут быть просто тканые полоски красного цвета, либо 5-6 рядов полосок с узором «зубочками» либо «гребешочками» (аналогично узорам на утирках, но с большим количеством вытканных полосок). Для изготовления настольников полотнища ткались в основном из конопляных нитей, но в небольшом количестве зафиксированы также и льняные и полульняные.

Третий вид скатертей, зафиксированный в данном регионе, дежники. В сёлах Нижние Пены, Меловое, хутор Донцов Ракитянского района так назывались будничные, повседневные скатерти, которые изготавливались из двух полотнищ конопляного (реже льняного, полульняного) полотна, сотканного в технике многоремизного ткачества (с более простым рисунком: мелкие ромбы, простые по рисунку чередующиеся полоски, квадратики и пр.). Дежники декорировались ещё более скромно, чем настольники: несколько просто вытканных полосок, полосок «зубочки» на концах полотнищ. На дежниках из с. Меловое зафиксированы самые разные виды прошв: полоса узкого (2 см) коклюшечного кружева, полоса крючкового кружева из белых х/б нитей, полоса примитивной сетки, промереженной на конопляном холсте, по которой швом «роспись» выполнен красно-синий геометрический орнамент. Достаточно часто встречаются здесь дежники, полотнища которых сшивались по длинной стороне без применения прошвы. Такое разнообразие в выборе декора предметов, принадлежащих к повседневному интерьеру, можно объяснить их будничностью. Поскольку их видели только члены семьи, можно было, отойдя от традиций, проявить собственное творчество, либо, при скромном достатке, минимализировать декор изделия, насколько это возможно.

По способам изготовления и принципам декорирования, скатертям и рушникам близки такие изделия художественного текстиля, как наблюдники. Здесь, как и в других регионах Белгородчины, наблюдниками называют большие (длиной 1 – 1,5 м) салфетки. Данные изделия ручного ткачества по внешнему виду, технике ткачества, принципам декорирования, цветам нитей и видам орнаментов полностью идентичны праздничным скатертям. Наблюдники использовались для упаковывания и переноски посуды с готовой пищей для освящения продуктов в дни соответствующих церковных праздников (на Пасху, Спас, Рождество). В селе Меловое зафиксировано применение наблюдников в свадебном обряде: при встрече молодых. В нём приносили первый завтрак молодожёнам.

Образцы ткачества и свидетельства информантов из Ракитянского района служат доказательством того, что во многих из обследованных сёл ткачеством на домашних ткацких станах занимались вплоть до начала 60-х гг. XX в., используя традиционные приёмы и рисунки, известные издавна от матерей и бабушек.

Экспедиционные материалы, собранные в данном регионе Белгородской области, не ограничиваются только рушниками, скатертями и наблюдниками. Здесь сосредоточены образцы домотканого текстиля, включающие в себя множество разновидностей как утилитарных, так и чисто декоративных изделий, различных по своему предназначению и авторскому стилю.

История развития суконного и коврового производства

в Ракитянской вотчине князей Юсуповых

История развития суконного и коврового производства в Ракитянском районе напрямую связана с родом князей Юсуповых.

Согласно архивным записям, возникновение суконной и ковровой фабрик в селе Ракитном Грайворонского уезда, принадлежащих князю Н.Б. Юсупову, относится к 1787 г. (выписка из ведомости о фабриках и заводах в Курской губернии в 1828 г. «Журнал мануфактур и торговли», № 10, 1829 г., стр. 35-36).

История юсуповских фабрик показывает, каким образом шли организация производства и набор рабочей силы в условиях крепостного права.

Для организации суконной фабрики в селе Ракитном князь Н.Б. Юсупов в 1789 году велел перевести из Полтавы в Ракитное русских мастеров, внуков крепостных, вывезенных еще его отцом в 1754 году из великорусских вотчин.

Кроме того, волею крепостника из всего Ракитянского ведомства, т. е. из вотчин Курской, Воронежской, Харьковской и Полтавской губерний были собраны на ткацкую фабрику беднейшие крестьяне, а из подмосковных сел Спасского и Толбина - опытные ткачи, работавшие ранее на существовавших в этих селах суконных мануфактурах, принадлежавших Юсуповым.

Когда в 1797 году в Ракитном устраивали ковровую фабрику, мастера набирались туда из разных мест. Ракитянскому приказчику Кондратовичу, заведующему постройкой фабрики в Ракитном, князь Н.Б. Юсупов велел, чтобы он «всячески старался из всех ведомств своих вотчин набирать таковых людей, кои в состоянии платить государственных податей и моего оброка, также сирот, кои по привычке в работе у богатых... всех таковых без остатку изо всех мест вытребовать, на фабрику определить», в том числе и из Москвы.

К сожалению, не осталось документов, характеризующих работу этой фабрики в ранний период ее существования. Известно только, что ковры княгини Юсуповой, изготовленные в ее окраинном имении, были так хороши, что отправлялись ко двору и даже за границу.

В архивах князей Юсуповых сохранилось большое количество документов, свидетельствующих о тяжелых условиях работы мастеров, низкой оплате их труда и некоторых особенностях их быта и жизни. Эти подлинные документы настолько хорошо освещают факты, что их можно считать характерными для помещичьих ковровых производств того времени. Наиболее ранний из документов датируется 1815 годом и представляет собой список вольнонаемных дворовых, числящихся по Ракитянской канцелярии и работавших на каразейной (ткацкой), суконной, ковровой, швейной (вышивальной) и кружевной фабриках. Согласно этому списку, за ковровой фабрикой числились: вдова Анисья Федоровна Курочкина, 60 лет, исполнявшая обязанности смотрительницы, и 12 учениц. Все они получали довольствие, состоящее из жалованья 5 рублей, 2 рублей 82 копеек харчевых в месяц, 3-х частей муки, 6 частей крупы, 24 фунтов соли, 2 рублей на тулуп, 2 рублей на рубашку, 1 рубля на юбку, 5 аршин каразеи. В некоторых случаях платили больше, что объяснялось, очевидно, высокой квалификацией мастериц.

Из этого списка видно, что на ковровой фабрике в 1815 году числилось 13 человек вольнонаемных дворовых. Сколько работало на фабрике крепостных, список не указывает. Однако по другим документам известно, что все пряхи, обслуживавшие ковровое производство, и некоторые из учениц-ковровщиц были крепостными. Список дворовых рабочих указывает также на широкое использование детского труда в швейном, кружевном и ковровом производствах. Так, на кружевной фабрике работала Матрена Петрова 12-ти лет, на швейной - Матрена Бухарина 9-ти лет, на коверной - Евдокия Карпова 11-ти лет и другие.

Кроме ковровщиц, кружевниц, вышивальщиц, прях и ткачей, среди дворовых Ракитянской канцелярии числилось 5 живописцев, из которых Иван Котляров 60-ти лет считался мастером, а остальные - учениками. Все пятеро были, очевидно, крепостными, так как не получали жалованья. Их годовое довольствие сводилось к обычной месячине. Кроме того, они получали простое сукно на кафтан. Художники были обязаны исполнять все живописные и малярные работы по имению и рисунки для ковровой, вышивальной и кружевной фабрик.

По реестру, относящемуся к 1818 году, в Ракитном уже числились не одна, а две ковровые фабрики: большая с 21-й ученицей и малая с 7-ю ученицами. Старшим мастером этих фабрик был Федор Гурьев, пожилой опытный ткач.

В материалах 1819 года имеется сообщение о прибытии из Москвы на Ракитянскую ковровую фабрику опытной ковровой мастерицы Федоры Трусовой, которая через три месяца после приезда была назначена смотрительницей обеих фабрик. Назначение ее на эту должность было вызвано плохой организацией работ на фабриках. В письме князю Юсупову, управляющий имением писал: «Присланная по воле Вашего сиятельства из Москвы вольнонаемная коверная мастерица Трусова замечательного должно быть поведения, хорошего и скромного, то не благоугодно будет Вашему сиятельству приказать оные фабрики и находящихся при них учениц вверить смотрению ей, Трусовой, о чем буду ожидать от Вашего сиятельства повеления».

Отмечая работу приезжей из Москвы мастерицы, князь Н.Б. Юсупов писал управляющему Ракитянским имением: «Мастерице Трусовой скажи, что я благодарю за мастерство ее, а чтоб она и впредь старалась прилежать к сей работе и обучать девочек, как сама знает мастерство, выдай ей вознаграждение 50 рублей, а со следующей оказией я пришлю ситцу на 2 платья. Также выдай и девкам, которые работали, присланный ковер, в награду по 10 рублей каждой и живописцу Котлярову сукна шленского на кафтан. Скажи им всем, чтобы старались успевать в работе ковров, и я впредь награждать их не оставлю». «Мастерице Трусовой для работы ковров мастерством ее определить девочек, каких сама себе по способности и сколько набрать может и из тех, которые находятся на простой коверной фабрике. Остальных же обратить в полотняную фабрику по окончании прежней выработки ковров».

Из этого архивного документа видно, что на Ракитянской фабрике в 1820 году было начато производство сложных ковров. Это предположение подтверждается тем, что до 1819 года ковровщицы оплачивались значительно ниже кружевниц и вышивальщиц.

Очевидно, до приезда Федоры Трусовой на Ракитянской фабрике ковры исполнялись на простом горизонтальном ткацком станке, и для получения ковра большого размера его сшивали из двух-трех узких полос. Это подтверждается перечнем, имеющимся в описях имущества московских и загородных домов князя Н.Б. Юсупова, большого количества сшивных ковров. С приездом Федоры Трусовой ковры начали изготавливаться и на вертикальном станке.

Судя по разнообразию ковров, встречающихся в описях различных домов Юсуповых, можно предположить, что Ракитянская фабрика производила их довольно много. Все ковры из Ракитного отправлялись в Московскую канцелярию. Оттуда, по усмотрению князя Н.Б. Юсупова, рассылались для личного употребления по московским и загородным домам и на продажу.

Ракитянская ковровая фабрика просуществовала недолго. В 1831 году она была ликвидирована как не приносящая доход. Сын Н.Б. Юсупова писал управляющему Ракитянским имением: «Непременное мое желание уменьшить число дворовых людей и обратить их по временам на хлебопашество. Коверную, швейную и кружевную, как делающую не пользу, а убытки, по окончании выработки продолжающихся ковров и букетов уничтожить. Девок и баб обратить на полотняную фабрику, для чего перенести оную из Никольского в Ракитное. Из баб и девок одни будут прясть, другие ткать».

О художественном оформлении ковров Ракитянской фабрики можно судить только на основании весьма кратких описаний обстановки московских и загородных домов князей Юсуповых. Так, в описи московского дома охарактеризованы следующие ковры: «Ковер для парадной лестницы - ширина 1 аршин (т. е. ширина ткацкого станка), длина - 37 аршин. В гостиной на полу ковер бархатный по белому полю с разными цветами 1- сшивной. В кабинете на полу ковер шерстяной, по зеленому полю черные разводы». Из этих описаний видно, что на ракитянской фабрике изготовлялись ворсовые шерстяные сшивные ковры с цветочным и геометрическим орнаментами.

О художественном оформлении ракитянских изделий довольно подробно сообщает опись ковров, находящихся в Никитском доме имения «Архангельское», принадлежащем князю Н.Б. Юсупову и бывшем его постоянной резиденцией. Из имеющихся там 52 ковров - 16 были шпалеры русской императорской шпалерной мануфактуры, 5 французских бархатных и 27 ракитянских. В числе последних были не только ковры с цветочным или геометрическим орнаментом, но и с изображением пейзажа, птиц, зверей. Ковры с сюжетным изображением изготовлялись целиком, без шва.

Построение узоров на ракитянских коврах было разнообразным. Однако чаще всего оно сводилось к схеме, состоящей из квадрата с вписанным в центре кругом. Главное изображение было либо заключено в круг – тогда свободные углы квадрата заполнялись птицами, цветами, лирами, либо располагалось вокруг круга, а центр оставался пустым.

Творческая фантазия крепостных художников, работавших на Ракитянской фабрике, проявлялась и в создании разнообразных сюжетов, ковровых композиций, и в богатстве цветовой гаммы. В красных, зеленых, голубых, желтых и белых тонах описанных ковров нетрудно увидеть любимые цвета русского декоративного искусства начала XIX века.

Изделия помещичьих фабрик, исполненные из лучшего отечественного и заграничного сырья, серьезно конкурировали на городском рынке с крестьянскими коврами. Однако значительное повышение цен на хлеб в конце 40-х годов и развитие сахарной промышленности в Курской губернии послужили причиной ликвидации большинства помещичьих суконных и ковровых фабрик. Огромные пастбища для овец распахивались в это время под свекловичные плантации, а помещения фабрик переделывались под сахарные заводы.

Сохранение, возрождение и развитие народных художественных промыслов Ракитянского района

Испокон веков на Ракитянской земле почитались в народе умельцы, которые ковали плуги, строили дома, занимались ткачеством, вышивкой, лозо или лаптеплетением, изготовлением ковров, игрушек и т.д. Самых талантливых и почитаемых в народе по праву называли высоким званием - Мастер. Ракитянская земля сумела сохранить традиции предков благодаря народным мастерам, изготавливающим самобытные изделия, которые отличаются особой авторской фантазией и красотой.

Учреждения культуры Ракитянского района проводят большую работу по возрождению и популяризации народных промыслов, выявлению мастеров и привлечению их к преподавательской деятельности в Доме ремесел, Домах мастера, кружках декоративно-прикладного творчества.

В настоящее время в Ракитянском районе работают районный Дом ремесел - филиал №1 МУК «РОМЦ», который находится в здании РДК «Молодежный» и 9 Домов мастера: Пролетарский, Бобравский, Зинаидинский, Введеноготнянский, Холоднянский, Центральный, Дмитриевский, Вышнепенский, Солдатский.

В них работают 22 мастера декоративно-прикладного творчества по 24 направлениям: вышивка, силк роббон (вышивка лентами), вязание (спицы, крючок, коклюшки), роспись и резьба по дереву, бисероплетение, глиняная, текстильная, мягкая игрушка, авторская кукла, тесто-пластика, лоскутное шитье, работа с кожей, лозоплетение, флористика, батик, текстильный дизайн.

При Доме ремесел и Домах мастера функционируют 43 клубных формирования декоративно-прикладного творчества, которые объединяют около 500 человек.

Во исполнение целевой областной программы «Сохранение и развитие народных промыслов и ремесел, поддержка производства сувенирной продукции на территории Белгородской области 2010-2014 годы», 5 августа 2010 года на базе РДК «Молодежный» открыта сувенирная лавка. В 2011 году открыто 10 ее филиалов на базе Холоднянского, Бобравского, Центрального, Солдатского, Лаптевского, Зинаидинского, Введеноготнянского, Александровского, Васильевского сельских Домов культуры, Пролетарского модельного центра культуры и досуга.

Активная рекламно-менеджерская деятельность специалистов обеспечила сувенирной продукции мастеров-надомников (в районе выявлено 83 мастера-надомника); создала условия для работы передвижной сувенирной лавки и открытия новых ее филиалов. На сегодняшний день на базе сельских учреждений культуры работают 18 таких филиалов.

Работа сувенирной лавки и филиалов в учреждениях культуры района способствует пропаганде традиционного творчества местных мастеров, созданию привлекательного имиджа района, привлечению инвестиционных вложений, формированию интереса жителей к традиционным и новым направлениям декоративно-прикладного искусства. Особое внимание к созданию сувенирных лавок руководителей района, туристов позволит заинтересовать жителей в реализации своих творческих способностей, разработке новых проектов, передаче практического опыта мастеров молодому поколению.

Богата Ракитнская земля талантливыми мастерами, которые занимаются лозоплетением, вышивкой, кружевоплетением. В каждом ремесле за века его существования выработались свои особые приемы, своя технология, свои секреты подготовки материала, которые восстанавливаются трудом и талантом современных мастеров. Из многочисленной плеяды умельцев следует выделить наиболее интересных авторов, работающих в районе по вышеуказанным направлениям декоративно-прикладного творчества. Авторский стиль некоторых из них заслуживает отдельного анализа.

Бурмакина Юлия Александровна – мастер по вышивке в технике «силк риббон», это тип вышивки, которая выполняется шелковыми лентами, приобретая объемный эффект. Особенно эффектно выглядит она в сочетании с другими техниками вышивки (бисером, пайетками, металлизированной нитью), квилтингом, ручной росписью и аппликацией. Юлия Александровна также работает в технике декупаж, соленое тесто и текстильная кукла.

Грищук Елена Николаевна – мастер по изготовлению народной куклы, куклы-травницы, которая считается оберегом на здоровье. Так же Елена Николаевна занимается лозоплетением, шитьем и вязанием. Ее работы отличаются художественно-эстетическим вкусом, высоким уровнем профессионального мастерства. Мастер успешно принимает активное участие в областных и международных выставках.

Коленченко Татьяна Николаевна – мастер работает в разных направлениях: плетение из бисера и на коклюшках, вязание спицами и крючком, соленое тесто.

Мироненко Татьяна Николаевна – мастер по изготовлению авторской куклы. Для изготовления изделий использует различный материал: текстиль, мех, поролон, соленое тесто, глину, проволоку и другие современные материалы. Татьяна Николаевна постоянно совершенствует свое мастерство и с удовольствием передает его жителям села.

Перепелица Людмила Ивановна – мастер росписи по дереву, в частности деревянных изделий: игрушки, шкатулки, пасхальные яйца, посуда. Использует приемы хохломской, городецкой и авторской росписи.

Подгорная Людмила Николаевна – «Народный мастер Белгородской области». Работает с текстилем в технике «сборка квадратов», «печворк», «квилт». Изготавливает лоскутные подарочные сувениры, панно, покрывала, игрушки, скатерти. Занимается разработкой и изготовлением сценических костюмов, ростовых кукол.

Полянская Жанна Ивановна – мастер по изготовлению панно и бижутерии из кожи, занимается росписью по дереву, живописью, флористикой, вязанием спицами и крючком. Она творит на бумаге свой мир – пронзительно светлый, умиротворяюще тихий. В её работах знакомые многим мотивы приобретают особую значимость. Работы мастера пользуются популярностью среди жителей и гостей района.

Руднева Светлана Анатольевна – мастер работает в различных направлениях декоративно-прикладного творчества: канзаши (изделия из лент), квилинг, изготовление мягкой игрушки, вязание крючком, вышивка крестом.

Рябко Людмила Григорьевна – мастер работает с тканью, нитками, природным материалом, соленым тестом. Под ее руководством в Бобравском МСДК действует «пластилиновый театр», персонажей для поучительных сказок которого ребята изготавливают самостоятельно.

Саенко Гульнара Акмаловна мастер по изготовлению глиняной авторской сюжетной игрушки. Помимо авторских работ делает     традиционные дымковские, филимоновские, курские, ярославские игрушки.

Сафонова Светлана Александровна – мастер работает в различных направлениях декоративно-прикладного творчества: батик, роспись по дереву, выжигание, традиционная кукла, обереги, флористика.

Скирденко Ирина Алексеевна – мастер по вязанию крючком и спицами, занимается вышивкой гладью, пошивом сценических костюмов.

Скирденко Ольга Юрьевна – мастер работает с текстилем, изготовлением сувениров из бумаги. Под ее руководством действует детский кукольный театр, для которого она изготавливает костюмы, кукол и реквизит.

Шепиль Николай Семенович – «Народный мастер Белгородской области» по лозоплетению. Изготавливает мебель: столики, кресла, детскую мебель, подносы, вазы, корзины и т.д. Работы Николая Семеновича отличаются художественно-эстетическим вкусом, высоким уровнем профессионального мастерства. Изделия используются для оформления интерьера учреждений культуры района. Мастер работает по выполнению индивидуальных заказов жителей.

Шершнева Инна Николаевна – «Народный мастер Белгородской области» -  занимается различными видами рукоделия: вязанием крючком и коклюшками, вышивкой гладью и бисером, текстильной аппликацией. Основное жанровое направление - вышивка бисером. Вся работа мастера базируется на трепетном отношении к самобытному творчеству потомственной искусной рукодельницы села Введенская Готня - Евдокии Дмитриевны Кошаренко, бабушки мастера. Инна Николаевна сохраняет все стилистические, технологические и духовные особенности промысла, умело дополняя авторской новизной. Бисером расшиваются восстановленные ею старинные сарафаны, пояса, головные уборы, изготавливаются женские нагрудные украшения: грибатки, колье, герданы. Мастер активно использует авторские рисунки и орнаменты, ее украшения из бисера изысканы и уникальны. Инной Николаевной разработана авторская коллекция сценических костюмов.

Творческие наработки вышеназванных мастеров декоративно-прикладного искусства свидетельствуют в пользу развития этого направления творчества на Ракитянской земле.

Устное народное творчество

Русский народ создал уникальную устную литературу: мудрые пословицы и хитрые загадки, веселые и печальные обрядовые песни, торжественные былины о славных подвигах богатырей, защитников земли и народа - героические, волшебные, бытовые и пересмешные сказки.

Напрасно думать, что эта литература была лишь плодом народного досуга. Она была достоинством и умом народа. Она формировала и укрепляла его нравственный облик, была его исторической памятью, праздничными одеждами его души и наполняла глубоким содержанием всю его размеренную жизнь, текущую по обычаям и обрядам, связанным с его трудом, природой и почитанием отцов и дедов.

Произведения народного творчества, передающие основные важнейшие представления народа о главных жизненных ценностях: труде, семье, любви, общественном долге, Родине, могут дать человеку знания о русском народе, и, в конечном итоге, о самом себе.

Частушки - это часть фольклора, богатство нации, это памятник истории. Их главное назначение - не рассказать о тех или иных фактах жизни, событиях, а дать им эмоциональную оценку, выразить определенные мысли и чувства по поводу того или иного события.   Частушка обычно исполнялась под аккомпанемент гармони или балалайки.

Диапазон тематики ракитянских частушек очень широк. Они отражают жизнь во всем ее многообразии. Частушка откликается на важнейшие исторические, общественные и индивидуальные события, бытовые факты, чувство любви. Частушка несёт в себе выражение весёлого нрава народа, его ясного взгляда на жизнь сквозь призму задора, веселья, юмора.  

с. Святославка

 -  Миленький миленочек,

    Проводи до елочек.

    Садиком, дорожкою,

    С веселою гармошкою.

                         -  Некрасивая сосна

                            Красивый подсосеночек.

                            Некрасивая сама -

                            Зато красив миленочек.

 -  У ракитова кусточка

     Меня милый целовал.

     Я ходила, поливала,

     Чтобы кустик не завял.

                           -  Я любила бригадира,

                              Когда был он молодым.

                              Потому, что он в бригаде

                              Был единым молодым.

 -  Меня милый не целует,

    Вот такие новости.

    Мне милого целовать

    Не хватает совести.

                            -  Люблю сани на подрезах,

                               А коня за быстроту.

                               Умный любит за характер,

                               А дурак за красоту.

 с. Лаптевка

 -  Я частушку на частушку

    Словно ниточку вяжу.

    Ты досказывай, подружка,

    То, что я не доскажу.

                        -  Ой, миленок дорогой,

                           Дорожила я тобой.

                           А теперь я, дорогой,

                           Дорожу, да не тобой.

 -  Приезжайте поскорее,

    Мы вас встретим от души.

    Неженатых всех поженим,

    У нас невесты хороши!

                         -  Гармонист наш изменился,

                            Ходит гордо, грудь вперед.

                            Он на днях в меня влюбился,

                            Сам себя не узнает.

 -  У моего миленочка

     Одна рубашоночка.

     Каждый день стирается,

    Чисто одевается.

                           -  Не гонись за трактористом,

                              А гонись за трактором.

                              Не гонись за красотой,

                              Гонись за характером.

с. Солдатское

 -  На горе белым бела

    Рано вишня расцвела.

    Полюбила я парнишку,

    А открыться не смогла.

                           -  Не кукушечка кукует,

                              Не соловушка поет.

                              Родна маменька горюет -

                              Сын в солдатушки идет.

 -   По дорожке я иду,

     А дорожка талая.

     Здравствуй, новая любовь,

     До свиданья, старая!

                           -  Мы с миленочком расстались,

                              Он домой, и я домой.

                              Заросла наша дорожечка

                              Зеленою травой.

 -  Пойду выйду за околицу,

    А ночь темным-темна,

    К другу милому метелица

    Дорогу замела.

                         -   Говорят, что я горда,

                             По гордому ответила:

                             «С этим пареньком гулять

                             Я в плане не наметила!»

-  Гармонист гармонист,

   Не поглядывай у низ,

   Гляди прямо на меня,

   Завлекать буду тебя.

                         -  Не стой у ворот,

Не маши картузиком.

Все равно гулять не буду

С таким карапузиком!

-  Милый изменил на сто,

   Я ему на триста.

   Он нашел себе старуху,

   А я гармониста.

-  Гармонисту за игру

Три горячих пирога.

А ребятам за измену

Чтобы выросли рога.

с. Нижние - Пены

 -  Как надену бело платье,

    Не считаю за наряд.

    Как надену голубое-

    Завлекаю всех ребят.

                     -  Ох, мать, моя мать,

                        Мать моя Елена!

                        Научила танцевать

                        Тридцать три колена.

 -  Золото мое колечко,

    На нем проба медная.

    Все ребята меня любят

    Несмотря, что бедная.

                         -  Подружка моя,

                            Милая подружка,

                            Тебя любит Николай,

                            А меня Ванюшка.

 -  Девки кругом, девки кругом,

    А ребята колесом.

    Девки в розовых ботинках,

    А ребята босиком.

                        -  Я платочек вышью,

                           Повешу на вишню.

                           А ты, вишня, отгадай,

                           Кого люблю, тому отдай.

с. Бобрава

 -  Мой миленок, как теленок,

    Кучерявый, как баран.

    На работу он не ходит,

    Только ходит по дворам.

                       - Мне мой милый изменил,

                         Я сказала - наплевать!

                         Я такого таракана

                         Решетом могу поймать!

 -  Не ходи, подружка, замуж,

    Замужем-то не того,

    Не дадут тебе другого,

    Все гляди на одного.

                       -  Гармонисту за игру

                          Будет премировочка.

                          Два зеленых огурца,

                          Еще поллитровочка.

 -  Я надену бело платье,

    На груди со стрелочкой.

    Пускай миленький походит

    Как лиса за белочкой.

                        -  Говорят, что я горда,

                           Не горда я средняя,

                           Высоко себя не ставлю,

                           Но и не последняя!

Пословицы и поговорки отражают народную мудрость, являют собой моральный свод правил жизни и носят воспитательную направленность. В них закреплен опыт народа. Тематика пословиц и поговорок очень разнообразна. В них выражается понимание жизненных основ, исторических событий, семейных отношений, любви и дружбы, осуждаются людские пороки и восхваляются нравственные качества человека. Как видно, пословицы и поговорки не утратили своего языкового значения и сегодня. Они, как и много веков назад, отражают нашу жизнь и делают речь точнее и образнее. Свидетельство тому – образцы пословиц и поговорок, зафиксированные в селах Ракитянского района.

с. Святославка

-  Жалел волк кобылу, оставил хвост да гриву.

-  Была у собаки хата…

-  Куда конь с копытом, туда и жаба с клешней.

-  Гарна жинка, як проса торбынка.

-  А, если бодня сала, то и дочка умной стала.                                                            

с. Лаптевка

- Без соли, без хлеба – худая беседа.

- Вздулся, как тесто на опаре.

- Ласковый теленок двух маток сосет.

- Свое мило, хоть и гнило.

- Свой глаз – алмаз, чужой – стеклышко.                                                                  

с.Солдатское

- Хозяйство вести – не лапти плести.

- Без бога не ходи и от порога.

- Береженого бог бережет.

- У кого в руках, у того и в устах.

- Нашел – не радуйся, потерял – не горюй.

- Бог напитал – никто не видал, а кто видел – и тот не обидел.

- Не лечим порошками, а лечим пирожками.

с. Нижние Пены

- На Покров до обеда осень, а после обеда зима.

- Покров - не лето, а Сретение -  не зима.

- Добрая жена да добрые щи – другого счастья не ищи. 

- Что летом сготовишь, то зима и съест.

- С лица воды не пить, ума-разума не купить.

- Ума нету, с боку не пришьёшь.

- Алдоки - с гор потёки.

- Хоть хлеб не до рта, так улица у ворот.

- Из сна шубу не сошьёшь.

с. Бобрава

- Муж и жена – одна сатана.

- Не лечись порошками, а лечись пирожками.

- Муж - голова, жена – шея, куда захочет – туда и поворачивает.

- Знал цыган дорогу – да еще спрашивает.

с. Центральное

- Блин брюха не портит.

- Блин не клин, брюха не расколет.

- Вешний день год кормит.

с. Новозинаидино

-Чини избу до Покрова - не то изба не будет тепла.

-Что в амбар положишь-то зимой и съешь!

- До Успенья пахать - лишнюю копну нажать.

с. В-Готня

- Из яйца два хочет сделать.

- Родня серед дня, а вечером не попадайся.

Загадка – это краткое описание предмета или явления, часто в поэтической форме, заключающее в себе замысловатую задачу в виде явного или скрытого вопроса. Отгадать загадку – значит найти решение задачи, ответить на вопрос. Содержание загадок отражает жизнь человека, окружающую его действительность: растительный и животный мир, явления природы, предметы труда и быта. В древности люди использовали загадку как один из приемов иносказательного, тайного языка, чтобы скрыть свои мысли и намерения, чтобы уберечь от «нечистой силы» свое жилище, свою семью, свой скот, орудия труда. Примером тому являются ракитянские загадки.

с. Святославка

 - Рыж, да не конь,

   Рогат, да не баран,

   Дома не любят,

   И на базаре не купят.             

(Таракан)

 - Человек видит, а поймать не может.

(Тень)

 -  Кто родится с усами?

(Котенок)

 -  Не кузнец, не плотник,

    А первый на селе работник.

(Лошадь)

 -  Без огня горит,

    Без крыл летает,

    Без ног бежит.

(Солнце, туча, река)   

 -  Мокрый теленок 

    Из-за перегородки глядит.

(Зубы, язык)

 

 -  Горшочек умен,

    Семь дырочек в нем.

(Голова человека)  

с. Лаптевка

 -  Висит сито -

    Не руками свито.

(Паутина)

 -  В лесу - тяп-тяп,

    Дома - ляп-ляп,

    На колени возьмешь -

    Заплачет.

 (Балалайка)

 -  Сидит барыня в амбаре,

     Не свезешь ее на паре.

(Печь)

 -  Маленькая птичка,

    А громко поет.

(Сверчок)

 -  Живет мой братец за горой,

    Не может встретиться со мной.

(Глаз)

 -  Валяется камень на мерзлой земле,

    Его подберешь - исчезнет в тепле.

 (Лед)

 -  За стеной костяной

    Птичка поет.

 (Язык)

с. Солдатское

 -  Красный язык  дремать не привык,

    Раз, два - слизал все дрова.

(Огонь)

 -  Облетели листья,

    Но остались кистья,

    Красные, яркие,

    Снегирям подарки.

(Рябина)

 -  Сижу верхом,

    не знаю на ком.

    Знакомца встречу -

    Соскочу, привечу.

(Шапка)

 -  Чем больше колец -

     Тем старше жилец.

(Дерево)

 -  Белый дым тянул за чуб,

    Раскачал на поле дуб.

    Застучал в ворота -

    Открывайте - это я.

(Ветер)

 -  Не зверь, не птица,

    А нос, как спица.

(Комар)

 -  Один льет,

    Другой пьет,

    Третий зеленеет

    Да растет.

(Дождь, земля, хлеб)                                                                      

с. Н-Пены

 -   Бисер, мой бисер,

     Борочком снизан,

     Алым бархатом опушен,

     Под заветом положен.

(Зубы)

 -  Под полом доска лежит,

    Не гниет, не плесневеет.

(Язык)

 -  У чурки две печурки.

(Нос)

 -  Два братца через грядку смотрят,

    А не сойдутся.

(Глаза)

 -  Светленько, чистенько,

    Посмотреть любенько.

(Зеркало)

 -  Четыре ноги, а не зверь.

    Есть перья, а не птица.

(Кровать)

 -  Чего из избы не выгонишь?

(Пыль)

 -  В зиму ест, а летом спит.

    Тело теплое, а крови нет.

    Сесть на него сядешь,

    А с места не сдвинешь.

(Печка)

-  Полно корыто

    зеленых пузырей намыто.

(Соленые огурцы)

с. Бобрава

 -   Что за странный колобок?

     У него колючий бок.

     Если кто его коснется -

     Колобок клубком свернется.

(Еж)

 -  Малы -

    А никому не милы.

(Мыши)

 

 -  Сядет мохнатый клубок,

    Тихо песенку споет.

(Кошка)

 -  Лыко дерет,

    А лаптей не носит.

(Коза)

 -  Кто со всеми говорит,

    А самого не видно.

(Тень)

 -  Рыба в море -

    Хвост на заборе.

(Ковшик)

 -  Желтая курица

    Под тыном красуется.

(Тыква)

 -  Под одним колпаком

    Тысяча казаков.

(Подсолнух)

 -  Под землей птица яиц нанесла,

    Гнездо свила.

(Картофель)

-  Был листок зеленым - черным стал, томленым,

   Был листочек зубчатым - стал листочек трубчатым.

   Был он на лозине - стал он в магазине.

(Чай)

с. В-Готня

-  Маленький Афанасий лычком подпоясан.

(Сноп)

-   Маленький, горбатенький все поле обскакал,

    Домой прибежал, весь год пролежал.

(Серп)

-  Днем на поле он блестел, ночью на небо взлетел.

(Серп)

-  Согнута в дугу: летом на лугу, зимою на крюку.

(Коса)

-  Стоит птица – юрица, крыльями машет, взлететь не может.

(Ветряная мельница)

с. Коровино

 

-   Сидит ах на белых горах,

    Дожидая живых и мёртвых.

(Курица на яйцах).

-   Махоточка маленькая, а кашка сладенькая.

(Орех)

Игры - это важнейший жанр народного творчества. Народная игра содержит в себе информацию о традициях многих поколений, которые через игровое общение усваивали культуру своего народа. 

Вместе с тем, на игры можно посмотреть, и с точки зрения педагогики и психологии, как на средства образования и воспитания. В дополнении ко всему, это и отличный способ укрепить свой дух, свое тело, развить процессы мышления, фантазерства, эмоциональную составляющую жизни. Игры требуют находчивости, смекалки, ловкости и упорства. Русский народ многие процессы своей жизнедеятельности отражал через игру. Убедительное свидетельство тому – игры, записанные в селах Ракитянского района.

с. Святославка

«У дядюшки Трифона»

Участники игры становятся в круг, берутся за руки. В центре находится ведущий. Игроки ходят по кругу и вместе с ведущим произносят слова:

У дядюшки Трифона

Было семеро детей,

Семеро детей, семеро сыновей.

Они не пили, не ели,

Друг на друга смотрели.

Разом делали, как я!

После этих слов все начинают повторять жесты ведущего. Тот, кто повторил движения лучше всех, становится ведущим.

«В коршуна»

Играющие становятся в круг, ведут хоровод и поют:

Коршун, коршун колесом,

Твои дети за селом.

Пить, есть просят,

Работать не могут.

Мы их накормили,

Мы их напоили,

Спать уложили,

Рогожкой накрыли.

В середине круга сидит ведущий - коршун и копает землю. Его спрашивают:

-  Коршун, коршун, что ты делаешь?

-  Ямочку рою.

-  Зачем тебе ямочка?

-  Копеечку ищу.

-  Зачем тебе копеечка?

-  Иголочку да ниточку купить.

-  Зачем тебе иголочка да ниточка?

-  Мешочек шить.

-  Зачем тебе мешочек?

-  Камешки класть.

-  Зачем тебе камушки?

-  В твоих детей бросать!

После этих слов все разбегаются, коршун старается поймать кого-нибудь. Пойманный становится коршуном, и игра повторяется сначала.

с. Лаптевка

«В мяча»

Участники становятся в круг и бросают друг другу мяч. Мяч не должен коснуться земли. Тот, кто упустил мяч,  выходит из игры.

«Игра в колышки»

Дети разделяются попарно - большой с маленьким. Маленькие садятся в круг и изображают «колышки». Возле «колышка» становится второй участник, один водит игру. Водящий подходит к одной паре и говорит: «Кума, кума, подай кола!». «Там, за рекой, за кобыльей косой!» - отвечает стоящий возле «кола». И оба (стоящий возле «кола» и водящий) одновременно бросаются бежать в противоположные стороны, обегая круг. Кто первым прибежит к «колышку», тот выигрывает, а опоздавший становится водящим.

с. Солдатское

«Домовой»

Выбирают «Домового». Он садится в круг. Остальные, окружив его, выкрикивают:

Дед, дед, домовой,

Облей нас водой,

Что мы делали вчера -

Отгадать тебе пора!

Ребята мимикой изображают какие-либо действия, а «Домовой» разгадывает. Чьи действия он не отгадал, тот становится «домовым».

«Баба Яга»

Рисуется круг, в середине которого становится один из играющих - «Баба Яга». В руках у нее ветка - помело. Вокруг бегают ребята и поют:

Бабка—Ежка, костяная ножка,

С печки упала, ножку сломала.

А потом и говорит: «У меня нога болит».

Пошла она на улицу, раздавила курицу,

Пошла она на базар, раздавила самовар

Пошла на лужайку, искусала зайку!

«Баба Яга» скачет из круга на одной ножке, стараясь кого-нибудь коснуться помелом. Кого она «запятнает», тот замирает на месте. Тот, кто пошевелился и нарушил правила становится «Бабой Ягой». 

с. Н-Пены

«В соломку»

Берут сухой камыш, нарезают одинаковые палочки. Выкладывают из них кучку. По очереди участники вытягивают из них палочки. Первый тянет до тех пор, пока кучка не завалится. Затем вытягивает следующий и т. д. Выигрывает тот, кто больше вытянет соломинок.

«Худой плетень»

Две команды становятся попарно: девушки и парни, образуя одну линию - плетень. Поют песни. Одна пара поднимает руки, пропуская игроков. Потом руки резко опускают и забирают попавшую пару к себе. Выигрывает та команда, у которой длиннее плетень.

«Собачка»

Играют дети и подростки. Игроки становятся в круг, выбирают, кто будет «собачкой», его задача - поймать мяч. Остальные играющие перекидывают мяч друг другу, чтобы его не поймала «собачка».

«Кувшинчики»

Игроки становятся на вершине горы - это исходная позиция. Затем все ложатся на спину, руки по швам и со словами «Вур-вур-вур» как кувшинчики скатываются вниз. Побеждает тот, кто ровнее и дальше скатится.

«В соловья»

Мяч бьётся битой высоко одной командой, а другая команда ловит мяч руками. Если мяч пойман, то право удара переходит ловящей команде.

с. Бобрава

«В рюхи»

Из дерева вырезаются небольшие чурки-рюхи. Игроки садятся на землю, рядом кладут рюхи. Подбрасывая одну рюху, другой рукой нужно взять в другую руку рюху. Подбрасывая еще раз рюху, в другую руку нужно взять еще одну и т. д. Побеждает тот, кто удержит больше всех рюх.

«В кости»

Сушат кости (суставы крупного рогатого скота) и ставят их при игре как кегли на определенном расстоянии и сбивают их. Кто собьет больше, тот и выигрывает.

Резюмируя вышеизложенное, можно утверждать, что устное народное творчество Ракитянского района, родившееся в глубине веков и передававшееся из уст в уста от одного поколения к другому, выражает мечту народа о радостном и творческом труде, о покорении природы, веру в победу добра, разума, христианских добродетелей. В устном народном творчестве сконцентрирована мудрость народа, нравственные нормы его бытия. Поэтическая форма помогает глубже освоить этот «свод» жизненных правил и установок, востребованных в современном российском обществе.

с. Меловое

«В кольцо»

Игроки садились полукругом. Ладони рук соединяли вместе в виде лодочки. Водящий подходил к каждому игроку и делал вид, что кладет в руки кольцо. Обойдя так всех, оставлял кольцо у одного игрока. Затем говорил: «Кольцо, кольцо выйди на крыльцо». Сидящие старались угадать у кого кольцо и удержать его на месте. Если это удавалось, то водящий оставался прежний, если нет - водил обладатель кольца.

«Жгут»

Заставляли всех подряд угадывать загадки либо давали различные поручения. Если кто не отгадает загадку или не выполнит поручение, того били жгутом (жгут - скрученное полотенце).

 с. Дмитриевка

«В пышку»

На земле делается круг 60-80 см в диаметре с небольшим углуб­лением, которое называется овин.

У всех играющих небольшие деревянные палки, что-то вроде клюшки. Согласно считалке, выбирается тот, кто первым будет во­дить, а остальные игроки делают себе ямочки поменьше вокруг ови­на.

Правила игры таковы: из круглого брусочка дерева делается пышка, которую один из игроков выбивает клюкой подальше от основного круга.

Задача того, кто водит, загнать пышку в овин, задача игроков препятствовать этому, используя свои клюки. Но при этом дать возможность ведущему установить свою клюку в ямочку одного из игроков. Любой из игроков волен занять свободную ямочку, тот же, кто остался без таковой, автоматически становится ведущим.

В случае, если пышка попала в овин, ведущий имеет право отбросить своей клюкой пышку вдоль от основного круга и занять любую ямочку игрока. А тот, чью ямочку он занял, должен водить.

«Кривая поза»

Один из игроков наклоняется, другой через него перепрыгивает и становится также. Следующий игрок, перепрыгивая двоих, занимает такое же положение. Последующие игроки повторяют предыдущих и так до последнего. После чего, первый игрок перепрыгивает уже всех игроков. Игра происходит весело, на всю длину улицы.

«Кримохи»

В этой игре участвуют два человека. Для игры берут 5 небольших камешков, кладут на ровную поверхность и начинают игру.

Условия игры: необходимо с 5 попыток захватить с размаху боком ладони сначала одну гальку, со второй попытки - 2, с  третьей - 3, с четвертой - 4, с пятой - 5.

Выигрывает тот, кто схватит во всех 5 попытках все камешки.

«В гопалки»

Эта игра имеет специфическую особенность воспроизведения звука.

Условия игры: необходимо из грязи слепить круглый ком размером 10 см в диаметре и в пыльном месте ударить о землю.

Чей ком резче произведет звук и больше поднимет пыли, тот и выигрывает.

«Козетки»

Каждый играющий вырезает палочки длиной 10 см. Количество игроков не ограничено. На вырезанных палочках каждый делает свои знаки и расщепляет палочку пополам.

Затем играющие трусят их в руке и бросают на землю. Чья палочка переворачивалась знаками вверх, тот ее оставлял у себя, а перевернувшуюся вверх срезами откладывали в сторону и так играли до тех пор, пока из всех играющих оставался один человек с палочкой.

                          Хранители народных традиций Ракитянского района

Ракитянская земля богата народными традициями, она – живительный родник интересных обрядов и праздников, старинных песен и частушек, игр и забав, загадок и прибауток.

Сохранение культурного наследия Ракитянского района – приоритетная задача специалистов социально-культурной сферы. Особое место занимает разработка проблемы возрождения и сохранения разножанровой народной культуры края. Не случайно частыми гостями Ракитянского края являются экспедиции, занимающиеся сбором русского фольклора. Так, сотрудниками Ленинградского института культуры было отмечено своеобразие фольклорных костюмов района – особенности народного кроя и цветовой колорит. Фольклорной экспедицией Московской государственной консерватории во главе с профессором, доктором искусствоведения В.М. Щуровым собран ценный материал по песенным традициям. Специалистами Московского института им. Гнесиных записано в селах Ракитянского района свыше 90 песенных образцов, сделаны аудиозаписи, зафиксированы традиционные сельские обряды, многим из которых дана «вторая» жизнь благодаря творчеству истинных хранителей народного песенного искусства.

В настоящее время в Ракитянском районе насчитывается 15 фольклорных коллективов, в которых участвуют 157 человек, 6 коллективов имеют звание «Народный самодеятельный коллектив».

«Народный самодеятельный коллектив» фольклорный ансамбль «Посиделки» Введено-Готнянского модельного сельского Дома культуры создан в 2002 году на базе Введено-Готнянского сельского Дома культуры. Руководителем коллектива является Инна Николаевна Шершнева – лауреат 2 степени межрегионального конкурса профессионального мастерства «Лучший культработник Черноземья 2006 года». В 2007 году коллектив защитил почетное звание «Народный самодеятельный коллектив».

В ансамбле 13 человек. Это истинные носители фольклора, в основном пожилые люди. Самой старшей участнице 83 года.

За период творческой деятельности участницами коллектива собрано более 60 песен с. Введенская Готня. Многие песни восстанавливались по крупицам. В репертуаре ансамбля как русские, свадебные, календарные, духовные песни, так и украинские. Участники фольклорного ансамбля «Посиделки» выступают в подлинных костюмах, бережно хранят и передают собранное и бережно хранимое культурное наследие молодежи.

Коллектив является постоянным участником всех мероприятий, проводимых не только в Доме культуры родного села, но и на районной сцене. Пропагандируя традиционную народную культуру своего села, ансамбль «Посиделки» часто выступает с концертами перед жителями сел Ракитянского района.

«Народный самодеятельный коллектив» фольклорный ансамбль «Посиделки» неоднократный участник научно-практической конференции «Маничкины чтения», регионального туристического фестиваля-ярмарки «Все времена года на Белгородчине. Осень туристическая», VII межрегионального фольклорного фестиваля «Лето красное».

Фольклорные экспедиции являются частыми гостями ансамбля «Посиделки». Старшим научным сотрудником отдела изобразительного искусства БГЦНТ Зотовой Ираидой Павловной (2004 год) было отмечено своеобразие фольклорных костюмов, особенности народного кроя и цветовые предпочтения; Алексеева Ольга Ивановна и студенты Белгородского института культуры (2005 год) приобрели ценный материал по песенному фольклору; Карачаровым Иваном Николаевичем и студентами отделения руководителей народного хора Белгородского государственного музыкального училища им. С.А. Дегтярева (2006 год) были записаны свыше 20 песенных образцов, сделаны аудиозаписи народных песен с. Введенская Готня, зафиксированы традиционные сельские обряды. В 2012 году фольклорная экспедиция Белгородского государственного института культуры и искусств в 2013 году старшие научные сотрудники БГЦНТ В.А. Котеля, Н.В. Кривчикова и Г.А. Анищенко встречались с участницами коллектива.

«Народный самодеятельный коллектив» фольклорный ансамбль «Рябинушка» Солдатского модельного сельского Дома культуры создан в 1972 году на базе Солдатского модельного сельского Дома культуры. С 1978 по 2004 год руководителем коллектива являлась Валентина Григорьевна Вакуленко. В 2004 году на смену ей пришла Елена Владимировна Новоселова, которая руководила ансамблем по 2010 год.

Сейчас коллектив возглавляет молодой специалист МУК «РДК «Молодежный»» Елена Васильевна Минас, под руководством которой ансамбль в 2011 году защитил Почетное звание «Народный самодеятельный коллектив».

Состав участников ансамбля постоянно обновляется, сегодня в коллективе 11 человек – это истинные носители фольклора, в основном пожилые люди в возрасте от 50 до 80 лет.

За период творческой деятельности коллективом было собрано более 30 песен с. Солдатское. Многие песни были восстановлены по крупицам. В репертуаре ансамбля русские свадебные, календарные, духовные, лирические и украинские песни.

В 2014 году за значительный вклад в развитие и сохранение традиционной народной культуры на территории Ракитянского района народный фольклорный ансамбль «Рябинушка» награжден благодарностью главы администрации Ракитянского района.

В марте 2014 года в рамках работы научно-творческой лаборатории «Музыкально-обрядовый фольклор Юга России в социокультурном пространстве региона» Международной научно-практической конференции «Музыкальное искусство и образование в современном социокультурном пространстве» фольклорный ансамбль «Рябинушка» награжден Благодарственным письмом.

Пропагандируя традиционную народную культуру своего села, фольклорный ансамбль «Рябинушка» часто выступает с концертами перед жителями сел Ракитянского района, является постоянным участником всех мероприятий, проводимых не только в сельском Доме культуры, но и на районной и областной сценах, принимает активное участие в районных, зональных, областных, региональных, международных фестивалях и конкурсах.

Участница коллектива Нина Владимировна Исаева была награждена дипломом, как самый взрослый участник IV Международного фестиваля-конкурса вокального искусства «Серебряный ветер», проходившего в г. Белгород.

За исполнительское мастерство, весомый творческий вклад в развитие сферы культуры коллектив неоднократно награждался Благодарственными письмами и Почетными грамотами заместителя главы администрации Ракитянского района по социально-культурному развитию и социальной защите населения, управления социальной защиты населения Ракитянского района, управления культуры и кинофикации Ракитянского района.

Участники фольклорного ансамбля «Рябинушка» выступают в уникальных подлинных костюмах своего села, бережно хранят и передают культурное наследие молодежи.

Доцентом, кандидатом искусствоведения, Заслуженным работником культуры РФ Карачаровым И.Н. и старшим научным сотрудником БГЦНТ Котеля В.А. в 2000 году были записаны свыше 20 песенных образцов, сделаны аудиозаписи народных песен с. Солдатское, зафиксированы традиционные сельские обряды. В 2013 году коллектив принимал фольклорно-этнографическую экспедицию из г. Москвы.

«Народный самодеятельный коллектив» фольклорный ансамбль «Истоки» Вышнепенского модельного сельского Дома культуры. Разве можно представить себе вышнепенцев без их вековых народных традиций, без фольклорных песен и карагодов, без пословиц и поговорок, без частушек и закличек? В старинных обычаях и обрядах живёт широкая душа русского народа. Истинные хранители старины – старожилы поселения – участники фольклорного ансамбля «Истоки», созданного в 1976 году Ниной Александровной Бабыниной. С 2013 года ансамблем руководит Мария Ивановна Толмачева. В ансамбле 12 человек. В составе коллектива местные хранительницы народной музыкальной культуры, а также молодые участники, которые перенимают песенную традицию села у старших.

Ракитянский район ранее относился в Курской губернии, поэтому у вышнепенцев бытуют курские традиции, обычаи, сохранились традиционные танки, движение по кругу.

Специфическая постановка голоса, особые певческие упражнения, использование традиционной хореографии при их исполнении – это все средства, которые помогают оживить богатство русской песни.

В репертуаре ансамбля песни села Вышние Пены. Хорошо сохранились свадебные, плясовые песни, частушки, игры, которые бытовали в селе: «У садовника», «У наказ». Мало сохранились календарные песни.

Несколько поколений участников прошло через коллектив за годы существования ансамбля. Первоначально в его состав входило 15 человек (5 мужчин и 10 женщин). Исполнялись свадебные, календарные, обрядовые, колыбельные, рекрутские песни. Их исполнение сопровождалось музыкальным оформлением. Филипп Васильевич Бабынин играл на дудочке, Мария Афанасьевна Матвеенко – на рожке, Любовь Семеновна Бабынина и Дмитрий Артемьевич Авдеев – на балалайках, Иван Николаевич Шафоростов – на гармони.

Популярность коллектива была огромная. В 1979 году коллектив принял участие в международном фестивале фольклора в г. Загреб Югославской республики. В 1980 году участвовал в праздновании Красной горки в г. Коломны Московской области. В 1981 году коллектив стал участником телепередачи «От всей души», познакомившись с телеведущей В. Леонтьевой и артистом Е. Мартыновым.

Село Вышние Пены обладает уникальным культурным наследием. Фольклорные экспедиции являются частыми гостями ансамбля «Истоки». Профессором Московской государственной консерватории, доктором искусствоведения, Заслуженным деятелем искусств России В.М. Щуровым было записано более 30 песенных образцов, сделаны аудиозаписи народных песен села, зафиксированы традиционные сельские обряды. Народные костюмы, традиции и язык, былины и легенды села стали предметом серьезного изучения Белгородского музея народной культуры.

Сегодня участники ансамбля передают свой опыт подрастающему поколению. Юные участники ансамбля «Родничок» разучивают старинные песни, восстанавливают обряды, играют в народные игры, знают много частушек, закличек. За время существования коллектива выросло не оно поколение ребят, знающих и ценящих художественную культуру своего края, традиции своих предков.

Своим многолетним трудом ансамбль оправдал свое название «Истоки», являясь образцом народного творчества.

Отрадно, что в работе Вышнепенского модельного сельского Дома культуры ценится история родного края: создан уголок фольклора, где собраны этнографические предметы, народные костюмы, составлен словарь местных диалектных слов.

«Народный самодеятельный коллектив» фольклорный ансамбль «Карагод» Нижнепенского модельного сельского Дома культуры создан в 1970 году на базе Нижнепенского сельского Дома культуры. С 1988 года руководителем коллектива является Любовь Ивановна Сафонова.

В ансамбле 11 человек в возрасте от 60 лет, самой старшей из участниц коллектива 81 год.

В 2008 году фольклорному ансамблю «Карагод» присвоено почетное звание «Народный самодеятельный коллектив». В 2011 году ансамбль подтвердил это звание.

Репертуар коллектива заслуживает особого внимания. В нём нет штампов, чувствуется творческий подход и редкий дар руководителя, вкладывающего всю душу и мастерство в свое детище. За период творческой деятельности было собрано более 70 песен с. Нижние Пены. Многие песни были восстановлены по крупицам.

Пропагандируя традиционную народную культуру своего села, ансамбль «Карагод» принимает активное участие во всех районных мероприятиях, ведет большую концертную деятельность в районе и за его пределами, достойно представляет Ракитянский район на областных, межрегиональных, международных конкурсах, смотрах, фестивалях, покоряя зрителей своей самобытностью и мастерством исполнения.

Фольклорные экспедиции Белгородской и других областей России являлись частыми гостями ансамбля «Карагод». Сотрудниками Ленинградского института культуры было отмечено своеобразие фольклорных костюмов, особенности народного кроя и цветовые предпочтения. Специалисты Московской государственной консерватории во главе с профессором Щуровым В.М. приобрели ценный материал в виде песенного фольклора. Фольклорной экспедицией Московского института им. Гнесиных были записаны свыше 20 песенных образцов, сделаны аудиозаписи народных песен с. Нижние Пены, зафиксированы традиционные сельские обряды.

Участники ансамбля выступают в подлинных костюмах своего села, бережно хранят и передают культурное наследие села молодежи.

Коллектив принял участие во Всероссийской научно-практической конференции «Музыкальное наследие народных исполнителей: к проблеме преемственности» (в рамках 4 научно-творческих «Маничкиных чтений»; стал дипломантом межрегионального фольклорного фестиваля «Лето красное», дипломантом районного фольклорного фестиваля «На широкой улице», дипломантом фестиваля-конкурса традиционной песенной культуры «Бирюченская ярмарка» (г. Бирюч).

Фольклорный ансамбль «Карагод» имеет спутник – детский фольклорный ансамбль «Веснянки». В составе коллектива 10 человек в возрасте от 11 до14 лет. Репертуар ансамбля составляют песни Белгородской области. Большое внимание уделяется освоению местного фольклора, т.е. песен Белгородско-Курского региона и Ракитянского района: постовых, лирических, календарных, плясовых-задорных, частушек. Коллектив принимает активное участие в районных, областных, межрегиональных конкурсах, смотрах, фестивалях.

В своих выступлениях оба коллектива исполняют не только разножанровые песни, но и показывают традиционные игры, обряды, привлекая зрителей.

В.А. Польская – руководитель фольклорных коллективов «Ладо», «Родничок», «Ладушки» -  профессионал высокого уровня. Подобно дереву, которое берёт силу от родной земли, Виктория Алексеевна, получив высшее образование, вернулась на свою малую родину. Первые шаги своей трудовой деятельности она сделала в Нижнепенском сельском Доме культуры, где основным направлением ее работы стало изучение местного фольклора. Огромная любовь к истории родной земли зародила в ней желание посвятить свою жизнь изучению культуры края. Виктория Алексеевна поставила перед собой цель собрать и сохранить для будущих поколений традиционную культуру ракитянской земли. Эта увлечённая, влюблённая в свою профессию женщина, бережно хранит фольклорное наследие своей малой Родины и передает его подрастающему поколению.

С 1995 года Виктория Алексеевна полностью посвятила себя любимому делу – преподавала фольклорные дисциплины сначала в МОУ ДОД «Ракитянская сахзаводская детская школа искусств», а с 2003 г. и по сегодняшний день она работает преподавателем фольклорных дисциплин в МБОУ ДОД «Ракитянская ДШИ им. В.П. Рудина».

В 1998 году в Ракитянском районном Доме культуры В.А. Польской создан фольклорный ансамбль «Ладо», работающий в традиционной манере своего края. Умело, осуществляя руководство коллективом, она для каждого участника определила свою роль, благодаря чему ансамбль представляет собой слаженный, хорошо спевшийся песенный гурт людей, влюблённых в народную песню. Гармонично сочетающиеся в ней профессионализм руководителя, личностные качества и требовательность являются движущей силой, безотказно работающей на привлечение в коллектив исполнителей. Творческое кредо коллектива – популяризация старинной русской песни, сохранение её в современной жизни.

Насыщена и разнообразна повседневная жизнь коллектива – концертная деятельность, фольклорные экспедиции и встречи с народными исполнителями, творческая работа с аутентичным материалом района и области.

В 1999 году возглавляемому Викторией Алексеевной фольклорному ансамблю «Ладо» присвоено Почетное звание «Народный самодеятельный коллектив». В 2003 г., 2006 г., 2009 г., 2012 г. ансамбль успешно подтверждал это звание.

Основу репертуара ансамбля составляют разножанровые песни Ракитянского района, песни Белгородско-Курского региона и Белгородской области. В концертной практике, наряду с исполнением традиционного песенного материала коллектив исполняет народные песни в современных эстрадных обработках.

Лауреат и дипломант многих Международных, всероссийских и межрегиональных фестивалей и конкурсов фольклорный ансамбль «Ладо» много и плодотворно работает на концертной эстраде, являясь участником всех районных, многих областных и международных мероприятий.

В каждой творческой поездке фольклорный ансамбль «Ладо» находит отзывчивых слушателей - своих поклонников.

Продолжение педагога в его учениках. Виктория Алексеевна руководит ещё двумя фольклорными ансамблями-спутниками ансамбля «Ладо»: «Родничок» и «Ладушки», которые с удовольствием посещают дети.

Фольклорный ансамбль «Родничок» создан на базе Сахзаводского Дома культуры в 1995 году. Звание «Народный самодеятельный коллектив» ансамблю присвоено в 2007 г., а в 2010 и 2013 гг. коллектив успешно его подтвердил. В составе ансамбля дети в возрасте от 11 до 14 лет, он постоянно обновляется. Все участники имеют подлинные костюмы Ракитянского края, что неоднократно отмечалось членами жюри на районных, областных, международных конкурсах и фестивалях.

Творческое кредо коллектива – популяризация старинной русской песни, потребность сберечь её в современной жизни.

Целью занятий детского фольклорного ансамбля «Родничок» является воспитание эстетических чувств участников коллектива, формирование у них вкуса к музыкальной культуре своего края, а также интереса к познанию и сохранению традиционной культуры Белгородчины.

Основные задачи в работе с этим коллективом руководитель видит в воспитании уважительного и бережного отношения участников ансамбля к музыкальному фольклору как к источнику народной мудрости; в формировании интереса к познанию глубинного содержания народной музыки; в развитии исполнительских навыков, опираясь на примеры традиционного фольклорного исполнения; в формировании коллектива, поющего в традиционной манере своего народа, своего края.

Основу репертуара ансамбля составляют песни Белгородской области. Большое внимание уделяется освоению местного фольклора, т.е. песен Белгородско-Курского региона и Ракитянского района: постовые, лирические, календарные, плясовые, частушки, заклички. В своих выступлениях детские коллективы показывают не только разножанровые песни, но и традиционные игры, обряды, вовлекая в исполнение зрителей.

Ансамбль «Родничок» неоднократно занимал призовые места в районных и областных конкурсах, а также успешно принимал участие в областных, межрегиональных и международных фестивалях.

В 2010 г. фольклорные ансамбли «Ладо» и «Родничок» стали участниками записи программы «Играй гармонь».

Народная память хранит огромное количество интересных обрядов и праздников, старинных песен, произведения устного народного творчества наших предков. Поэтому перед фольклорными ансамблями и их руководителями стоит задача не растерять богатый опыт предыдущих поколений, приобщать к традиционной народной культуре жителей района и области, возрождать и пропагандировать фольклорную песню своего края.